Алекперов Вагит Юсуфович
Автор: Самодуров В.   

В переводе с азербайджанского «Вагит» значит «единственный». Вагит Алекперов — живое олицетворение тех таинственных сил, которыми наши далекие предки наделяли человеческие имена. Он первый и единственный президент нефтегазовой компании «ЛУКОЙЛ», которая первой из российских компаний смогла стать транснациональной. Алик Первый — это уважительное прозвище закрепилось за Алекперовым еще в молодости.

Среди своих соседей по списку самых богатых россиян Вагит Алекперов тоже выделяется особым образом. Он, пожалуй, один из немногих российских миллиардеров, чье имя не связано с громкими политическими и экономическими скандалами. Даже беспощадные обличители российских олигархов выделяют его из общего ряда. Редактор российского издания журнала «Forbes» Пол Хлебников в свое время назвал Вагита Алекперова «Рокфеллером современной России», вложив в это определение всю палитру эмоций, которые вызывает этот человек. «Хитростью, грубым нажимом и едва замаскированным подкупом он из хаоса создает нефтяную компанию мирового класса». Самому Алекперову это сравнение не нравится. И прежде всего потому, что Алекперов убежден: история становления его империи не знает аналогов. Так же, наверно, трудно найти в истории биографию, которая бы была похожа на историю самого Вагита Алекперова.

В литературе есть понятие «романтический герой»: человек, рожденный в необычном месте, в необычное время, в необычных обстоятельствах. Впрочем, жизнь всегда оказывается прихотливей и затейливей, чем самый изощренный художественный вымысел, даже если речь идет о вполне заурядном времени и вполне определенном месте.

Жизнь Вагита Алекперова началась в поселке Степан Разин, находившемся в пригороде Баку. Когда-то в местную бухту заходили разбойничьи струги российского «пирата» Стеньки Разина. По легенде, именно здесь и была захоронена персидская княжна, которую удалой разбойник во хмелю бросил за борт, чтобы принести жертву реке... Но то дела давно минувших дней. А в советское время поселок Степан Разин был типичным поселком городского типа. Дома, рассчитанные на несколько семей, с небольшими огородами под окнами, сараи с «курями» в нехитрых плетеных загородках, тополя да акации вдоль пыльных дорог, по которым два раза в день громыхал грузовик, привозивший молоко и продукты, да ездил еще трофейный немецкий автобус.

Немногочисленное местное взрослое население пропадало на работе с утра до вечера. А ребятня была предоставлена самой себе и незаметно подрастала под ласковыми лучами щедрого бакинского солнца. Сбив в кровь ноги в бесконечных «догонялках», ватага мальчишек бежала в бухту, чтобы весело и отчаянно ворваться в воду и поднять мириады соленых брызг. И маленький Вагит был неизменным участником этих лихих забав. Там, за поселком, была пещера Разина. Глубокая и темная, как южная ночь, она была сосредоточением мальчишеских фантазий и страхов. По рассказам взрослых, подземный ход из нее вел прямо в море, а в ее глубоких лабиринтах с давних времен хранились несметные сокровища, припрятанные разбойниками Стеньки Разина. И не единожды Вагит, оторвавшись от стаи мальчишек, останавливался и замирал, вглядываясь в холодное и темное жерло пещеры. Таинственная темнота гипнотизировала и манила, но стоило приблизиться к границе, которая отделяла полуденный свет от стоящей впереди кромешной тьмы, как по всему телу пробегали мурашки. Часто Ва-гиту казалось, что во тьме он видит тусклый блеск сокрытых там сокровищ. А иногда ему чудилось, что где-то в глубине подземелья он слышит голос своего отца.

Юсуф Кербал-оглы, отец Вагита Алекперова, был родом из Южного Азербайджана, который входил в состав Персии (нынешнего Ирана). До прихода советской власти границы между Россией и Персией были скорее условными. Многие азербайджанские семьи беспрепятственно переезжали и селились на приграничных территориях. Однако в советское время положение изменилось. Укрепление границы сопровождалось депортацией иранских азербайджанцев. Семью Алекперовых выслали из Баку, но по воле обстоятельств Юсуф остался на советской территории абсолютно один. Чтобы не умереть с голоду, Юсуф Алекперов пошел работать пастухом. Отец будущего хозяина нефтяной империи пас овец в пригородах Баку. Но вместе с разделением семей, террором и тяготами переходного периода приход советской власти дал и новые возможности молодому поколению азербайджанцев. Юсуф Алекперов устроился на нефтепромыслы слесарем. В 1926 году окончил рабфак. А еще через год его приняли в партию.

Способного молодого коммуниста быстро заметили. И уже вскоре он получил ответственную должность — ревизора в Народном комиссариате финансов Азербайджанской ССР. В начале тридцатых годов Юсуфа Алекперова направили получать высшее образование в Промышленную академию в Тбилиси. Здесь он и встретил свою будущую жену Татьяну Федоровну Бочарову. Казачка Таня Бочарова осиротела вскоре после своего рождения. Ее воспитывали старшие сестры и братья, один из которых, бывший офицер царской армии, перешедший после революции на службу советской власти, перевез сестру в Тбилиси, где обосновался сам.

Красавицу Таню Юсуф Алекперов встретил однажды после учебы на улице. Это была любовь с первого взгляда. Увидел — и не смог пройти мимо. Подошел, познакомился. Девушка вместе с подругой шла в кино. Юсуф предложил им свою компанию и сам купил билеты. С этой встречи начался их счастливый, но недолгий роман. Они часто встречались. И вскоре Юсуф сделал Татьяне предложение и увез ее в Баку. Татьяна Федоровна родила двоих сыновей и трех дочерей. Сыновей Юсуф Алекперов назвал Вагифом и Вагитом в честь великих персидских поэтов. Вагит был младшим из детей Алекперовых. Он родился уже в 1950 году, незадолго до смерти отца.

Юсуфа Алекперова призвали в действующую армию в 1942 году. К тому времени у него уже подрастали две дочери: Неля и Зулейха. Несмотря на это и на особую «бронь», которая полагалась специалистам-нефтяникам, Юсуфа Алекперова отправили на фронт, зачислив рядовым в стрелковый полк. Но вскоре начальство посчитало, что человек с высшим образованием и опытом партийной работы пригодится в другом качестве. Его назначили политруком. Полк, в котором служил Юсуф Алекперов, защищал северокавказский Моздок — важнейший стратегический центр в планах гитлеровской армии по завладению бакинскими нефтяными месторождениями. В ожесточенных боях, которые шли на подступах к Бакинскому нефтяному району, Юсуф Алекперов получил два тяжелых ранения. В 1943 году он был комиссован и вернулся домой инвалидом.

Правая рука была фактически парализована. Постоянные головные боли — последствия контузий — доводили до потери сознания. Несмотря на это, Юсуф Алекперов снова стал работать. Вначале заместителем председателя Ленинского района Баку, а после войны — начальником артели. Но Вагит Алекперов фактически не знал отца. Тот умер в 1953 году, когда младшему сыну было всего три года. Голос отца — это все, что осталось в памяти младшего сына.

После смерти кормильца семья Алекперовых оказалась на грани нищеты. Профессии у матери, Татьяны Федоровны, не было. Пенсия, которую ей определили после смерти мужа, составляла 34 рубля. На руках было пятеро детей. Знакомые советовали устроить детей в детский дом, чтобы хоть как-то облегчить существование. Но Татьяна Федоровна раз и навсегда запретила эти разговоры и решила, что семья должна во что бы то ни стало держаться вместе. Для Вагита Алекперова его мать до сих пор остается непререкаемым авторитетом и образцом во всем. Необыкновенно красивая, с сильным и независимым характером и в то же время очень простая женщина, она, по сути, воспитала сына, привила ему все те качества, которые потом так пригодились в жизни. И вскоре жизнь начала налаживаться. Старшая дочь Зулейха пошла работать на нефтяную скважину. Вторая дочь, получавшая музыкальное образование, давала частные уроки. Сестра Неля и младшего брата пыталась приобщить к музыке, даже купила ему скрипку. И до четвертого класса Вагит Алекперов покорно пытался осваивать скрипку. Но его душа искала совсем других гармоний.

Однажды Татьяна Федоровна пришла домой раньше обычного и, увидев сына сидящим за книжкой, спросила: «Все ребята на пустыре в футбол играют. Ты почему не идешь?» Ответ привел ее в замешательство: «Что я, маленький, с ними играть? Какая от этого польза?» Во всем следуя примеру старших братьев, Вагит, казалось, и взрослел быстрее. Его не нужно было заставлять что-то делать по дому, он сам, без напоминания, рад был чем-то помочь. Даже в мальчишеских забавах он старался быть чем-то полезен своей семье. Вагит рано научился плавать, и плавал очень хорошо. Иногда заплывал на двести-триста метров от берега, чтобы поставить перемет. Нехитрая рыбацкая добыча никогда не была лишней в доме. Его руки, как у настоящего рыбака, всегда были в шрамах и ссадинах от крючков и снастей. Он никогда ни на что не жаловался, ни у кого ничего не просил — вспоминают о нем те, кто рос вместе с ним. И, хочется добавить, умел хорошо держаться на плаву. Вот, вроде бы, и получается рецепт успеха. Но не все так просто.

Свой путь к вершинам бизнеса Вагит Алекперов, так же как его дед и отец, начинал с буровой. Работать Алекперов начал еще во время учебы в Азербайджанском институте нефти и химии, где осваивал специальность «горный инженер по технологии и комплексной механизации разработки нефтяных и газовых месторождений». Когда в 1972 году высокий и хрупкий студент Алекперов появился на нефтегазодобывающем участке, начальник Рахман Курбанов скептически улыбнулся: такой нефтяником никогда не будет, слишком уж хорош, чтобы возиться в нефтяной грязи и глинистой жиже...

Но через пару месяцев начальник забрал свои слова обратно и сам «умыл» Алекперова первой нефтью, по старой традиции нефтяников. Алекперов бурил «как бог», самостоятельно справлялся с работой и лучше других понимал специфику скважин, в каких бы сложных грунтах ни приходилось их прокладывать. Следующие пять лет жизни Алекперова вместили в себя столько, сколько многим его сверстникам не удалось достичь за всю жизнь. Начав с должности оператора по добыче нефти и газа, вскоре он стал инженером-технологом, затем — мастером, начальником смены, старшим инженером. К 28 годам Вагит Алекперов уже был заместителем начальника нефтепромысла. Даже по нынешним меркам это пример головокружительной и успешной карьеры, в советское же время такие успехи не могли не вызвать удивления.

Как Вагиту Алекперову удалось за столь короткое время дослужиться до такой высокой должности? Факты и свидетельства тех, кто работал рядом с ним, дают простой ответ на этот вопрос. Алекперов всегда был очень целеустремленным человеком, к тому же он прекрасно разбирался в людях и умел нравиться начальству. Плюс обладал способностью оказываться в нужное время в нужном месте.

Есть и другие попытки объяснить головокружительную карьеру нынешнего российского миллиардера. Еще в советское время появился слух о том, что подлинным отцом Вагита Алекперова является Гейдар Алиев, могущественный партийный функционер Азербайджана и член Политбюро ЦК КПСС. Аппаратная легенда советских времен приписывает 27-летнему Гейдару Алиеву роман с Татьяной Алекперовой — русской женой работника исполкома Юсуфа Кербал-оглы Алекперова, официально считающегося отцом президента «ЛУКОЙЛа». Обстоятельства жизни послевоенных лет Юсуфа Алекперова вполне укладываются в обоснование этой легенды. Он был старше своей жены, а тяжелые ранения, полученные на войне, вряд ли способствовали тому, чтобы заводить еще одного ребенка. Как бы там ни было, восхождение Гейдара Алиева на советский политический олимп совпало со стремительным карьерным ростом Вагита Алекперова.

Почти забытую легенду о тайном родстве Вагита Алекперова и Гейдара Алиева вспомнили в 2001 году, когда Владимир Путин по приглашению президента Азербайджана Гейдара Алиева совершил визит в Баку, включив в состав делегации и главу «ЛУКОЙЛа». Именно после этого визита Алекперов был признан «полезным олигархом» и отношения между Кремлем и «ЛУКОЙЛом» заметно потеплели.
Богатые и могущественные люди обречены на слухи и домыслы вокруг своих персон. Такова неизбежная «издержка», которую влекут богатство и власть. Опровергать подобного рода слухи занятие бессмысленное. Чем последовательней и жестче опровержения — тем «неопровержи-мей» и очевидней будет «подлинность» такого рода «информации». Как это ни парадоксально, «беспристрастные» и абсолютно сухие цифры рейтингов журнала «Forbes» — главный источник всех этих слухов. Деньги имеют свойство создавать сказочный ореол вокруг их обладателей.

Чем выше место в рейтинге «Forbes», тем более невероятными будут слухи и легенды, окружающие ту или иную персону.

Стремительное перемещение Вагита Алекперова в рейтинге самых богатых людей, по версии журнала «Forbes», стало происходить после 2001 года. В июне 2001-го «Forbes» в списке живущих на планете миллиардеров упомянул Вагита Алекперова как одного из самых богатых россиян, оценив его состояние в 1,3 миллиарда долларов. В феврале 2002 года, согласно рейтингу «Forbes», Алекперов занимал шестое место по богатству в России и 327-е — в мире. В 2003 году журнал «Forbes» вновь включил Алекперова в список 500 самых богатых людей мира и поставил его на 329-е место в общем списке. Его состояние на тот момент приближалось к двум миллиардам долларов. Но реально российские миллиардеры на тот момент располагали большим: просто прозрачность в делах не стала общепринятой модой. В 2004 году состояние нефтяного магната уже приближалось к 4 миллиардам. А в 2006 году перевалило за 11 миллиардов, что позволили Алекперову занять второе место среди самых богатых россиян. По состоянию на 2007 год «Forbes» оценивает капитал Вагита Алекперова в 12,4 миллиарда долларов. С такой динамикой роста капитала Вагит Алекперов в ближайшее время может занять первое место в рейтинге «Forbes», данные которого, впрочем, не совпадают с оценками российских экспертов. К тому же Вагит Алекперов никогда не стремился к публичности, к «выпячиванию» своего богатства. Он и сейчас придерживается этого принципа, предпочитая быть первым в бизнесе, а не на страницах журналов. У Алекперова большой опыт в «выращивании» этого принципа.

В 1979 году перспективным местом был не рейтинг журнала «Forbes», а Западная Сибирь. Многие сибирские месторождения нефти только-только начинали осваиваться. Там было где развернуться, показать себя. Там можно было сделать такую карьеру и заработать такие деньги, какие в Азербайджане и не снились. Вагит Юсуфович отправился в Сибирь по партийной разнарядке. Проработав пять лет на начальственных постах в «Сургутнефтегазе» и «Башнефти», в 1984 году он вытянул свою козырную карту. Руководители высшего звена, перед которыми Вагит Юсуфович умел выглядеть молодцом, сочли, что его кандидатура как никакая другая подходит для должности гендиректора объединения «Когалымнефтегаз».

Это сейчас в «золотом треугольнике» Лангепас - Урай - Когалым цены на недвижимость опережают московские, в отстроенные из итальянского мрамора дворцы и театры приезжают с концертами мировые звезды первой величины, а дороги и медицинское обслуживание считаются едва ли не лучшими в стране. Но в то время, когда Алекперов оказался в Когалыме, там не было ничего, кроме вагончиков-теплушек, стоящих посреди болот и тундры. Зимой — сорокаградусные морозы. Весной и коротким летом — жара и мошкара, изводившая поселенцев.

Первые поселенцы пережили свою первую когалымскую зиму в экстремальных условиях. Селились в больших «военных» двадцатиместных палатках. Внутри натягивали веревки и на них вешали одеяла и простыни, таким образом разбивая помещение на комнаты. Продукты, чтобы не испортились, закапывали в землю. Бани первое время не было. Чтобы помыться, на вездеходах по очереди добирались до Сургута. Порой по ночам, привлеченные запахом пищи, в столовую заглядывали медведи, разоряя кухню и пугая поселенцев.

Когалым был новой точкой на карте. И должность гендиректора — это, с одной стороны, огромная ответственность: надо осваивать месторождения с нуля, за все отвечать лично. С другой стороны — это практически ничем не ограниченные возможности. Страна была заинтересована в развитии Сибири и нефтяной промышленности, а потому не скупясь выделяла средства и почти не ограничивала власть руководителей на местах. Власть директора месторождения была сильнее власти местных секретарей райкомов, ходивших к директору на поклон. Сегодня бывшие сибирские директора стоят у руля большинства нефтяных компаний. Однако у каждого из них своя история восхождения к финансовым вершинам и своя слава в тех местах, откуда они начинали свой путь. Несмотря на давность лет, Алекперова в Когалыме помнят и уважают. Простые нефтяники, библиотекари, учителя и врачи, рассказывая приезжему о своем городе, обязательно поминают добрым словом Вагита Алекперова — ведь благодаря его упорству и настойчивости появились и первая больница, и первые ясли. Были случаи, когда он лично вызывал вертолет с бригадой врачей, когда кто-то из рабочих получал травму на стройке...

Деятельный Алекперов лично посещал и проверял все объекты. Но этаким «добрым барином» Вагит Алекперов никогда не был. Там, где требовалась жесткость и принципиальность, он проявлял ее безо всяких колебаний. В 1983 году, еще будучи начальником Повх-ского нефтегазодобывающего участка, Вагит Алекперов запретил продажу одеколона в вахтовых поселках, чтобы на корню пресечь алкоголизм. Кто-то из несогласных с этим решением ночью выстрелил из ружья по вагончику, в котором жил Алекперов. Но в ту ночь Вагит был на буровой.

Когда сотрудники и руководство компании «ЛУКОЙЛ» говорят, что «ЛУКОЙЛ» начинался здесь, в Когалыме, это воспринимается скорее как фигура речи, некий символ. Но реально в этом утверждении больше смысла, чем кажется. И дело даже не в том, что местные месторождения — источник качественной и дорогой нефти, которую сегодня добывает компания. По сути, здесь выковывались руководящие кадры, формировалась будущая команда. И самое главное, именно здесь, а не в московских кабинетах Вагит Алекперов рос как лидер и руководитель.

Первые зимы, в которые Алекперову пришлось работать в Сибири, были особенно суровые. Поселенцы вспоминают, как от мороза рвался металл, разбивались, как стекло, гаечные ключи. Приходилось бурить почти круглосуточно. Через вечную мерзлоту, ледяные пробки. На два, на три километра. Бурили полярной ночью, при свете фар. Были случаи, когда машины замерзали в дороге и люди обмораживались или погибали. Там, на Когалыме, все жили в одинаковых условиях, наверно, именно поэтому Алекперова так безоговорочно уважают все те, кто знает его еще с тех времен. Многие до сих пор с гордостью вспоминают, как 1988 году Алекперов вручал своим сотрудникам переходящее Красное знамя за победу в соцсоревновании.

Существует полулегендарная история о том, как ему в критической ситуации удалось поднять дух нефтяников. Однажды повредилась труба, по которой шла нефть. Заваривать ее было делом крайне опасным, и сварщики не хотели рисковать. Тогда Алекперов уселся на трубу и просидел на ней больше двух часов, то есть все то время, пока рабочие заваривали ее. За храбрость и решительность Алекперов получил в народе прозвище Алик Первый.

До 1985 года в Когалыме не существовало магазинов. Сметы на социальные нужды нефтяников жестко урезались «в центре». «Собственных» денег не было. Алекперов на свой страх и риск принял решение построить три магазина за счет бюджета Центральной базы обслуживания промыслов. Магазины были быстро построены из промышленных конструкций. Один специализировался на продуктах питания, другой — на промтоварах, третий торговал хозтоварами. Приехавшее с проверкой начальство вкатило Алекперову выговор за нарушение финансовой дисциплины. А магазины остались.

Когалым до недавнего времени был единственным городом нефтяников в Западной Сибири, где не было временных зданий и сооружений. Впрочем, Вагит Алекперов свою роль в строительстве Когалыма считает сильно преувеличенной: Когалым строили все вместе.

Между тем есть неоспоримые заслуги, которые нельзя ни объяснить цеховой солидарностью нефтяников, ни списать на восторженность журналистов. Еще в самом начале своей карьеры в Когалыме Алекперов сумел поставить на должный уровень дисциплину, начал увеличивать добычу нефти (чего не было при прежнем руководстве). Началось выполнение и перевыполнение плана, пошли премии.

В середине восьмидесятых Алекперову удалось добиться того, чтобы расчеты за поставленную нефть шли не бартером, а живыми деньгами. Шутники острили, что за успешное строительство коммунизма в отдельно взятом сибирском городе Алекперова и перевели в Министерство нефтегазовой промышленности СССР. За всю историю этого ведомства Вагит Алекперов оказался самым молодым заместителем министра. Назначение состоялось в 1990 году. Вагиту Алекперову на тот момент было 40 лет. Пройдет меньше года, и Алекперов станет исполняющим обязанности министра, фактически заменив на посту своего бывшего начальника, вовлеченного в жесткое противостояние горбачевских реформаторов и старой номенклатуры. Но к тому времени в голове Алекперова уже родилась идея, ради которой не жалко было оставить и министерские кабинеты.

Алекперов отлично понимал, что нефтегазовая отрасль в СССР существует по законам, кардинально отличающимся от тех, по которым существует мировая экономика. Советский Союз гнал дешевую нефть на экспорт. За счет дешевой нефти государство латало дыры во всех других отраслях экономики. При этом огромные доходы от продажи нефти никак не сказывались на развитии самой отрасли и благосостоянии нефтяников. Планы Вагита Алекперова по созданию «вертикально интегрированной нефтяной компании» начала 90-х годов редактор российского издания журнала «Forbes» Пол Хлебников охарактеризовал не иначе как попытку «разрушить централизованное планирование» в СССР. Но если отбросить пафос и драматизм, то к 1991 году вынашивать планы по развалу государственной экономики уже не требовалось: она и так трещала по швам, грозя похоронить под своими обломками все государство. Просто у Алекперова созрела идея, которая если и не опередила время, то во всяком случае пришлась ко времени. Государственное финансирование отрасли резко сократилось. А необходимость добычи нефти так же резко возрастала. И при этом само государство было уже не в силах адекватно управлять отраслью в контексте происходящих экономических и политических процессов. В этой ситуации нужно было действовать решительно и смело. И Алекперов оказался готов к этому.

После попытки донести свою идею до президента СССР Михаила Горбачева, которая закончилась ничем, Алекперов решил искать поддержку у своих друзей и коллег. В один из промозглых ноябрьских дней в министерском кабинете Алекперова произошла встреча, которую при должной фантазии можно было бы назвать «советом заговорщиков». Но к разочарованию разного рода конспирологов, заговором здесь и не пахло. Алекперов предлагал строить структуру, которая могла бы выжить в условиях непрогнозируемого экономического распада. Тогда у этой структуры еще не было названия. Но именно этот день можно считать днем рождения нефтяного гиганта — компании «ЛУКОЙЛ». На эту встречу Алекперов собрал тех, кто вместе с ним тонул в непроходимых болотах, грелся у печек в сорокаградусные морозы, горел в нефтяных пожарах. В министерском кабинете собрались будущий президент компании «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов, будущий вице-президент компании Равиль Маганов, будущий вице-президент компании Виталий Шмидт, будущий генеральный директор «Роснефти» Александр Путилов.

Идея Алекперова состояла в том, чтобы объединить в единый холдинг всю цепочку предприятий, участвующих в добыче нефти, ее переработке, реализации конечных продуктов. Эта схема предполагала, что сами нефтяники берут в свои руки добычу, переработку и сбыт нефти и, разумеется, сами определяют цену в соответствии с рыночной конъюнктурой и сами распределяют прибыль. Сейчас эта схема лежит в основе деятельности любого успешного нефтяного гиганта. Тогда же это было новое слово, граничащее с крамолой. Для создания такой компании в стране элементарно не было законодательной базы.

В результате последующих обсуждений, совещаний, встреч была выработана некая форма работы, приемлемая для Госплана и Совета министров. Был создан концерн, формально подчиненный Министерству нефти и газа. В него вошли предприятия Лангепаса, Урая и Когалыма. Название сложилось из первых букв в названии городов — ЛУКОЙЛ. Это событие произошло в конце 1991 года. С 1992 по 1993 год Вагит Алекперов являлся президентом нефтяной компании «ЛУКОЙЛ».

Но датой основания «ЛУКОЙЛа» принято считать 5 апреля 1993 года. Загадка этого разночтения в дате основания компании объясняется крайне просто. До 1993 года «дважды рожденная» компания «ЛУКОЙЛ» оставалась как бы государственной. Изначально основатели «ЛУКОЙЛа» хотели создать нечто «более жесткое, основательное», чем находящийся в подчинении государства концерн, одним словом, СВОЕ. Но они отлично понимали существующие реалии: в 1991 году любой неверный шаг мог обернуться самыми непредсказуемыми и плачевными последствиями. А потому была выбрана поступательная тактика. За два года существования «ЛУКОЙЛа» под эгидой государства произошли благоприятные изменения. Советский Союз окончательно перестал существовать. У власти оказалась реформаторская команда Ельцина. Во главе Министерства нефти и газа встал друг Вагита Алекперова Юрий Шафраник. Можно предположить, что, даже если бы приватизация не коснулась всех сфер экономики, целеустремленный и настойчивый Вагит Алекперов смог бы пролоббировать особый статус для своей компании. Но процесс приватизации был уже глобальным и необратимым. И 5 апреля 1993 года указом президента Ельцина «ЛУКОЙЛ» был преобразован в частную компанию. Утвержденный Виктором Черномырдиным устав компании был весьма красноречивым: ...Компанияявляется собственником имущества, переданного ей в качестве вкладов в основной капитал ее учредителями и акционерами...

Так в один день имущество нефтяной компании «ЛУКОЙЛ», а именно крупнейшие нефтяные предприятия России из Волгограда, Тюмени, Перми, Челябинска, десятки тысяч рабочих, порядка 65 миллионов тонн ежегодно добываемой нефти, многомиллиардные валютные обороты — перешло в частные руки.

Спустя 43 года мальчик, стоявший на берегу Каспийского моря перед темным жерлом таинственной пещеры, сулившей несметные богатства, сделал наконец решительный шаг в темные глубины подземного царства. Прошли страх и оцепенение. Но это было только начало пути.

Как и многие другие российские миллиардеры, Вагит Алекперов почти в одночасье стал обладателем огромного куска государственной собственности. Но мало у кого повернется язык назвать Алекперова «прихватизатором», авантюристом, вовремя пристроившимся к дележу государственного пирога. В нефтегазовой отрасли Алекперов — человек неслучайный. За ним — многие годы успешной работы в отрасли, где он начинал с самых низов, опыт, уважение нефтяников. Говоря объективно, социально-экономический кризис начала 90-х дал Алекперову возможность полностью реализовать свои таланты и возможности.

Безусловно, в истории становления империи Вагита Алекперова достаточно сложных и неоднозначных моментов. Очевидно, что без поддержки во властных кабинетах, только на голом энтузиазме Алекперову вряд ли удалось бы в 1991 году создать нефтяной концерн «ЛУКОЙЛ», а потом удачно воспользоваться возможностями приватизации. Но лоббизм сам по себе не является преступлением. В свое время горнозаводчик и родоначальник российской металлургии Никита Демидов тоже пользовался своей близостью к Петру Первому, чтобы расширять производство и получать различные государственные льготы для своих заводов. Однако дело Демидовых служило процветанию России.
В 2002, 2003, 2004-м годах Счетная палата России делала заявления, в которых обвиняла «ЛУКОЙЛ» и дочерние предприятия компании в неуплате налогов, «создании офшорных компаний для минимизации налогов на репатриацию дивидендов, а также аккумуляции прибыли в юрис-дикциях с низким уровнем налогообложения».

В некоторых случаях компания незамедлительно реагировала на эти обвинения, заявляя, что они носят заказной характер и инспирированы конкурентами. Если же нарушения действительно имели место, «ЛУКОЙЛ» предпочитал уладить дело миром, добровольно компенсируя государству недоплаченные налоги.

В общем, как любой владелец крупного бизнеса, Вагит Алекперов не избежал ни болезней времени, ни болезней роста. Но он, пожалуй, один из немногих российских миллиардеров, который не нуждается в «адвокатах», которые бы доказывали общественному мнению святость своего подзащитного. Алекперов не претендует на нимб над головой. Его жизнь — это бизнес. А бизнес явление жестокое.

Обличители сегодняшних российских олигархов почему-то забывают о том, что большинства нынешних бизнес-империй просто не существовало в советское время. Либо существующие предприятия держались за счет системы перераспределения, контролируемой государством.

История роста бизнес-империи Вагита Алекперова не просто впечатляет. Она начисто опровергает представление о российских миллиардерах как об эксплуататорах и временщиках, которые сумели урвать кусок национального достояния и проматывают его, строя личные дворцы и прожигая деньги.

Уже в 1994-1995 годах «ЛУКОЙЛ» под руководством Алекперова сделал серьезный шаг к выходу на международный рынок. В это время американская нефтяная компания «ARCO» стала стратегическим партнером «ЛУКОЙЛа». «ЛУКОЙЛ» стал участником проектов в Египте, Казахстане, Азербайджане. В 1996 году компания приступила к строительству собственного танкерного флота. 1999 год ознаменовался для «ЛУКОЙЛА» покупкой четырех компаний нефтяной отрасли: Саратовского нефтехимического комбината, Одесского нефтеперегонного завода, нефтяной компании «Коми ТЭК» и нефтеперерабатывающего завода «Нефтохим-Бургас». В 2000 году «ЛУКОЙЛ» приобрел американскую компанию «Getty Petroleum Marketing». В следующем году нефтяная империя Вагита Алекперова присоединила к себе еще четыре компании, в том числе канадскую «Bitech Petroleum Corporation" и Нижегородский нефтеперерабатывающий завод.

Американский журнал «Forbes» констатировал: Используя свои способности в политике и опыт работы с нефтью, Алекперов всего лишь за пять лет создал первую российскую интегрированную нефтяную компанию, накопил больше запасов нефти и газа, чем «Эксон», и превратил «ЛУКОЙЛ» в многонационального гиганта.

Фирменный алекперовский стиль ведения дел особенно характерно проявился в Тенгизском проекте в Казахстане. В освоение Тенгизского месторождения американская компания «Chevron» вложила почти 10 миллиардов долларов. Однако за время работы американская компания не смогла добиться запланированных результатов. Алекперов предельно конкретно обозначил интересы своей компании в данном проекте и заявил американцам: Вы не можете в одиночку осуществлять такой масштабный проект. Вам нужно поделиться с российским партнером.

А чтобы подтолкнуть американцев к принятию правильного решения, Алекперов не без помощи министра топливной промышленности позаботился о том, чтобы компания «Chevron» получила лишь третью часть пропускной способности экспортного трубопровода, который проходит и по российской территории.

В обмен на участие «ЛУКОЙЛа» в Тенгизском консорциуме Алекперов пообещал американцам решить проблему с трубопроводом. Американцы приняли это предложение в духе дона Корлеоне.

Аналогичная дипломатия позволила Алекперову получить для «ЛУКОЙЛа» 20-процентную долю в разработке Тимано-Печорского месторождения, возглавляемой другой американской компанией — «Техасо».

Вагит Алекперов предельно ясно и конкретно сформулировал кредо «ЛУКОЙЛа»: «В Россию мы никого не пустим!» Тем самым он однозначно дал понять западным компаниям, что строить какие-либо планы по освоению российских недр можно, только принимая во внимание участие «ЛУКОЙЛа». Чего больше в этой политэкономии «по-алекперовски» — своекорыстного интереса современного капиталиста или принципиальной позиции государственника — однозначно не скажешь. Нефть — субстанция сложная, в ней деньги и политика почти неотделимы. Именно поэтому в нефтяном бизнесе так легко потерять все.

Алекперов являлся главным соперником Ходорковского — до начала кампании против «ЮКОСа» они боролись за первое место в российской нефтяной индустрии. Победителем в этом противостоянии вышел Алекперов. И никакие особо доверительные отношения с властью и ее отдельными представителями не объясняют исход этого «поединка»: у Ходорковского личных связей и лоббистских возможностей было не меньше, чем у Алекперова. Разница между Вагитом Алекперовым и Михаилом Ходорковским принципиальная. В отношении к власти. Алекперов видел и видит в ней и влиятельного помощника, к которому всегда можно обратиться за помощью в решении проблем своего бизнеса. И он не пытается изменить эту власть, посягнуть на ее законы и принципы, какими бы они ни были. Ходорковский, наоборот, видел во власти источник препятствий и проблем на пути своего развития. И Ходорковский пытался ее «реформировать». А она этого не любит.

Для любителей подглядывать в замочные скважины Вагит Алекперов не представляет никакого интереса. Воспитанный на лучших идеалах советского общества — трудолюбии, честности, порядочности, скромности, он совершенно не подходит на роль «чокнутого миллионера», маниакального социопата, тоталитарного главы крупной корпорации. Алекперов хороший семьянин. С женой познакомился еще в бытность простым советским специалистом. Лариса Алекперова прошла вместе с мужем все тяготы вахтовых поселков и западносибирских нефтепромыслов. Она и сегодня вспоминает, как зимой по ночам волосы мужа примерзали к стене обледенелого вагончика, в котором они жили, и по утрам она отпаривала их от стены кипятком.

Алекперовы трепетно оберегают свой домашний очаг. Ларису нельзя назвать светской львицей. Она скорее верный помощник и опора своему мужу, хранительница семейного уюта. В 1990 году у Алекперовых родился сын, которого назвали в честь деда — Юсуфом. Экзотических привычек и увлечений у президента «ЛУКОЙЛа» нет. По правде сказать, у него и времени нет для того, чтобы развлекаться... Единственным многолетним увлечением Вагита Алекперова, еще с сибирских времен, остается охота. Причем в ее традиционном мужском понимании, без специально подготовленных егерями к забою животных и вообще без «обслуживающего персонала». Оружие, снаряжение, патроны Алекперов готовит сам... Поэтому российским и западным журналистам приходится изрядно напрягать фантазию и воображение, чтобы наделить Вагита Алекперова какими-то запоминающимися и яркими чертами и свойствами. В попытках создать этот неповторимый образ Алекперова сравнивают с персонажами фильма «Клан Сопрано». И даже говорят, что в узком кругу Вагита Алекперова за глаза уважительно называют Доном. Говорят даже, что он здоровается при встрече, как крестные отцы мафии, снисходительно протягивая руку тыльной стороной ладони вверх, словно для поцелуя. Но коллеги и друзья Алекперова все эти байки воспринимают с улыбкой.

Однако назвать Алекперова бесцветным дельцом тоже нельзя. Он обладает харизмой, своим неповторимым стилем. Пронзительный взгляд, черные с проседью жесткие волосы, коренастая фигура. Алекперов излучает внутреннюю мощь и энергию настолько сильную, что ему словно бы приходится все время ее сдерживать. Поэтому он несуетлив, словно тигр, идущий по своей тропе. Даже в его манере говорить — негромко и неторопливо — читаются уверенность и невероятное самообладание, присущее скорее полководцу, нежели дельцу.

Характерной особенностью алекперовской команды является и то, что в ней работает много бывших офицеров: эти конкретные, четкие люди, тонко чувствующие «штабную культуру», близки и понятны президенту «ЛУКОЙЛа». Он не терпит расхлябанности и неаккуратности в чем бы то ни было. Для Алекперова не бывает мелочей. Те, кто работают рядом с ним, знают: он замечает все и ничего не упускает из виду. Обновленный букетик цветов в салоне своего самолета, новая прическа стюардессы — от его внимания ничто не скрывается. Если вместе с ним в салоне самолета летят гости, например журналисты, — обязательно лично поинтересуется, всем ли подан завтрак, у всех ли наполнены бокалы. Те же журналисты знают, что, каким бы ни был повод, в штаб-квартире «ЛУКОЙЛа» в центре Москвы запрещено появляться в джинсах. И это не снобизм, а проявление все той же подчеркнутой педантичности, внимания к мелочам, из которых складывается жизнь огромной нефтяной империи.

В просторном кабинете Алекперова нет ничего лишнего. Главное украшение интерьера — огромная карта мира, на которой лампочками отмечены места, где «ЛУКОЙЛ» осуществляет свои проекты. Целое созвездие таких огоньков украшает Россию. Разведкой и добычей нефти и газа «ЛУКОЙЛ» занимается в Казахстане, Узбекистане, Азербайджане. В Саудовской Аравии компания разрабатывает газовое месторождение. С 1997 года «ЛУКОЙЛ» работает в Ираке. Нефтяное месторождение, разведанное и введенное в эксплуатацию «ЛУКОЙЛом» в Колумбии, уже начало приносить отдачу. Аналогичный проект компания начала осуществлять в Венесуэле. Заправочные станции «ЛУКОЙЛа» покрывают оба полушария: США, Финляндия, Бельгия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Украина, Румыния, Сербия, Болгария, Турция... Чистая прибыль компании в 2006 году составила почти семь с половиной миллиардов долларов! На стене за спиной Вагита Алекперова гобелен с изображением двуглавого орла. На столе единственная фотография — черно-белый портрет, но не жены и не сына, а президента Путина. Что для Алекперова важнее — семья, неприкосновенность которой он так трепетно хранит, не давая возможности заглянуть за этот барьер, или бизнес, залогом которого является полезность государству и обществу, — так сразу и не скажешь...

Портрет Владимира Путина на столе вполне может оказаться как проявлением ностальгии по советскому порядку, так и весьма понятным и читаемым знаком для тех, у кого возникает соблазн вовлечь Алекперова в какую-либо политическую игру. За Алекперовым закрепилась репутация «незаметного олигарха». Причем именно эту «незаметность» многие склонны считать одним из залогов устойчивости Алекперова, стабильности его дел и основательности положения его компании в современной России. Развивая эту теорию, некоторые журналисты акцентировали внимание на том, что Алекперов настолько стремится «не показывать свое баснословное богатство», что у него нет даже личного «боинга». Но все это не более чем лукавство, попытка увидеть очередной «хитроумный план» там, где его нет. Империя Алекперова настолько огромна, а его статус настолько очевиден, что прятать свое богатство и могущество в такой ситуации не просто глупо, а невозможно. Что же касается проявлений богатства и могущества, то Алекперов действительно не страдает какими-либо формами аллергических реакций на богатство. Если он и обладает какими-то излишествами, то не выставляет их напоказ: Вагит Алекперов ведет комфортную, но тихую жизнь. Ездит он, как и положено президенту компании, в бронированном «мерседесе», сопровождаемом кортежем из двух мотоциклистов. И это не причуда, а всего лишь следствие московских пробок. Личный «боинг» у Вагита Алекперова действительно появился недавно. До этого президент «ЛУКОЙЛа» летал на специально оборудованном Як-42, который даже получил Гран-при на выставке в Ле-Бурже за элегантность отделки и интерьера. И этот факт, пожалуй, очень тонко и точно характеризует Алекперова.

В одном из интервью Вагит Алекперов сформулировал свою жизненную позицию: В моей области меня хорошо знают. Этого мне вполне хватает. Ничего другого мне не нужно. Я не актер, чтобы выходить на сцену, учить людей, как им жить и что делать, развлекать их. У меня другая специальность.