Федун Леонид Арнольдович
Автор: Самодуров В.   

Для тех, чье детство пришлось на шестидесятые годы, слово «Байконур» было овеяно тем же ароматом могущества, власти и безграничности, которыми в наше время окружено только одно слово — «олигарх». Мальчишки шестидесятых, затаив дыхание, следили за репортажами с космодрома Байконур. Каждый старт космического корабля «Союз» становился для них важнейшим событием. Выход Леонова в открытый космос, первые длительные космические экспедиции, стыковка «Союз—Аполлон» — они вырезали статьи и фотографии из журналов, коллекционировали марки космической тематики, знали поименно всех советских космонавтов.

Ответ на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» был для них тогда абсолютно очевидным... Сегодняшний владелец футбольного клуба «Спартак» и вице-президент нефтяной компании «ЛУКОЙЛ»

Леонид Федун провел все свое детство в «космическом раю» всех советских мальчишек, на Байконуре. В начале шестидесятых туда направили служить его отца, военного офицера.

Отец Леонида Федуна, Арнольд Антонович Федун, хоть и служил в армии, по профессии был медиком. У него за плечами был военно-медицинский факультет Харьковского медицинского института и Военно-медицинская академия имени Кирова. Свое назначение на Байконур Арнольд Федун воспринял с энтузиазмом страстного исследователя. Космонавтика тогда была мостом в будущее. Новая работа сулила интересные перспективы.

Из уютного, ласкового, как любимая бабушка, Киева семья Арнольда Федуна перебралась в Казахстан... Летним вечером 1963 года отец Леонида Федуна вышел из вагона скорого поезда на станции Тюра-Там. На улице было 45 градусов в тени. Вокруг голая степь. По-хозяйски расхаживали верблюды. Город, в котором им предстояло жить и работать, тогда назывался Ленинск. Возможно, это был единственный город в Советском Союзе, где не существовало жилищной проблемы. Арнольду Федуну, как и его товарищам, сразу дали ключи от трех квартир. На выбор.

Арнольда Федуна назначили начальником отделения гарнизонного госпиталя космодрома Байконур. На службу из города всех, кто работал на космодроме, отвозил специальный поезд. В этом поезде изо дня в день ездили одни и те же знающие друг друга люди — военные, врачи, строители, техники, инженеры. От дома до работы целый час ехали в неимоверной жаре, так же возвращались вечером. В вагонах, по дороге на работу и обратно, все со всеми знакомились. Чтобы скоротать время, играли в домино, разгадывали кроссворды, делились воспоминаниями, много читали.

Абсолютно на всей территории, где жили и работали военные и специалисты, обслуживающие космодром, действовала система контрольно-пропускных пунктов. Обстановка строгой секретности быстро приучает к тому, что вне службы о работе не говоришь ни слова. Несмотря на это, дома Арнольд Федун много рассказывал сыну о том, как важна и ответственна работа всех тех, кто помогает человечеству покорить космос. Вообще дисциплина в семье Федуна была по-военному жесткая. Те качества, которые помогли Леониду Федуну подняться по карьерной лестнице в «ЛУКОЙЛе» — педантизм, преданность корпоративным интересам, четкое исполнение приказов, — были заложены в его характер с самого детства. Пример отца и строгое военное воспитание вообще стали определяющими для Леонида Федуна, чей путь к финансовым и властным высотам оказался стремителен и безупречен, как многочисленные запуски ракет, которые он наблюдал в детстве, стоя на высоком берегу Сырдарьи.

...Мощная ослепительная вспышка, земля дрожит. Потом — зарево во все небо вроде северного сияния. Светло как днем и необычайно красиво. На сороковой секунде отделяется первая ступень. Быстро, за минуту-полторы, ракета уходит из поля зрения. Впечатления незабываемые. Сколько бы ни было пусков, а о них всегда было известно заранее. Люди ждали их, особенно радовались дети. Выходили на высокий берег Сырдарьи, задирали головы вверх и замирали от переполнявшего их чувства радости, восторга, восхищения.

В 70-е годы пуски бывали частыми. На стартах работали только офицеры. Именно им было тяжелее всех, поскольку спецодежда в любую жару оставалась неизменной: резиновый комбинезон, капюшон, противогаз. А льгот тогда не было никаких.
Несмотря на то что Арнольд Антонович Федун не занимался непосредственно подготовкой стартов, Леонид Федун видел отца нечасто: тот уезжал на работу рано утром, а возвращался, когда сын уже спал.

Каждые два-три месяца на космодром приезжали новые космические экипажи. Перед полетом космонавтов никто не видит. Они живут в режиме обсервации, то есть полной изоляции. Об этом Арнольд Федун тоже рассказывал сыну в редкие свободные часы и дни, которые он проводил вместе с семьей. И эти рассказы отца о подготовке к космическим стартам Леонид Федун почему-то часто вспоминает теперь, будучи одним из тех, кто входит в список богатейших людей России...

Вообще детство и Байконур остались в памяти Леонида Федуна как удивительное золотое время, наполненное ощущением нескончаемого приключения и доброго солнечного света. Вопреки порой невыносимому природному климату духовный климат там, на оставшемся в далеком прошлом Байконуре, был совершенно особый. Природный — это 50-60 градусов по Цельсию на солнце и лето протяженностью восемь-девять месяцев. Жара до позднего вечера. Ни единого дождя за весь этот горячий сезон, лишь песчаные бури. А зимой — сильные холода, резкие колючие ветра. Этот суровый край сплачивал людей сильнее, чем родственные связи и деньги.

12 апреля в Ленинске всегда был выходным днем. Праздники проходили традиционно: с парадом войск, с воздушным парадом, с военным оркестром, многолюдно и ярко. Сам город тоже красивый: чистый, зеленый, с искусственными арыками, добротными домами. Весной, в апреле, на три недели клумбы и вся степь вокруг покрывались красными и желтыми тюльпанами. Машинисты часто останавливали вечерний поезд, и офицеры набирали женам букеты.

Казалось бы, судьба Леонида Федуна была предопределена изначально: он решил стать военным по примеру отца, который в 1976 году уже был главным хирургом ракетных войск стратегического назначения. Но все сложилось иначе.

Сегодня Федун Леонид Арнольдович с улыбкой вспоминает, что в детстве хотел стать не космонавтом, а... археологом! Мальчишек, сыновей тех, кто служил на Байконуре, и близко не подпускали к стартовым площадкам. Вот Леонид Федун и нашел себе другое увлечение.

Наш городок располагался в степи. И степь манила сильнее, чем далекий космос. Там, в степи, были древние курганы, а в них — сокровища... — вспоминает Федун.

Но с годами наследственность и влияние отца пересилили детские мечты. В 1972 году Леонид Федун поступил в Ростовское высшее военное училище ракетных войск стратегического назначения. Но продолжить династию военных медиков Федун-младший не решился. Выбрал военно-политический факультет.

В 1977 году, по окончании военного училища, Леонид Федун продолжил службу в РВСН. Но в армии долго не задержался: решил продолжить образование и поступил в адъюнктуру при Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского.

В академии Федун Леонид Арнольдович защитил кандидатскую диссертацию по теме «Общественное мнение как фактор укрепления морального духа армии». Тема работы была настолько революционна, что содержание, которое из-за недостатка в Советском Союзе соответствующего научного материала было очень неоднозначным, отошло на второй план. Возможно, то, что ответственные товарищи «проглядели» содержание кандидатской, спасло научную карьеру Федуна. Официально изучать общественное мнение было разрешено только через несколько лет, когда умер Брежнев и состоялся октябрьский пленум КПСС. Так, опередив время и советское общество на несколько лет, Леонид Федун без ущерба для себя стал кандидатом философских наук и как один из лучших был оставлен в академии преподавателем.

По иронии ли судьбы или в силу действия каких-то таинственных космических законов, предмет научных интересов Леонида Федуна становился с каждым днем все более осязаемым. Перемены в стране и обществе в конце 80-х — начале 90-х годов круто изменили, а нередко и ломали судьбы многих офицеров. Федуну повезло. Формально оставаясь военным, он находился в стороне от деструктивных процессов, поразивших армию. Федун занимался наукой, преподавал, много и увлеченно читал — история и фантастика были его страстью с детства.

Преподавательская зарплата в академии в то время была небольшая — примерно 150 рублей, но жизнь преподавателя выгодно отличалась от гарнизонного существования. Кроме того, научная работа давала определенную степень свободы. И Федун Леонид Арнольдович умел правильно распорядиться этой свободой. Он стал одним из лекторов Всесоюзного общества «Знание».

Общество «Знание» было создано в 1947 году для распространения политических и научных знаний. Будучи инструментом, при помощи которого партия «несла в массы» правильную точку зрения по всем вопросам, касающимся международной обстановки, политических процессов и развития науки, общество «Знание» обладало колоссальным влиянием и ресурсами. Сеть филиалов общества была раскинута по всей стране. Ежегодно лекторы общества «Знание» читали порядка 25 миллионов лекций! В качестве лекторов общество привлекало на основе договора преподавателей, научно-техническую интеллигенцию. Такая работа пользовалась спросом. За лекцию можно было получать от 15 до 30 рублей! Это была хорошая прибавка к зарплате советского ученого. Леонид Федун был универсальным специалистом: в академии он преподавал политэкономию и политологию; прекрасно знал историю; имел кандидатскую степень по философии. Такой лектор был всегда при деле, и Федун исправно выступал в аудиториях перед студентами, школьниками, рабочими, профсоюзными активистами.

В 1987 году общество «Знание» командировало его в далекий Когалым — читать нефтяникам лекцию о проблемах современности. Когалым — это не подмосковный Чехов и даже не какой-нибудь Загорск. Только чтобы добраться туда, нужно было потратить день. Поэтому Федуна отправили в Когалым почти на неделю, чтобы за несколько лекций он успел охватить максимально широкую аудиторию. Согласившись на эту командировку, Федун Леонид Арнольдович, конечно же, не мог предвидеть, каким поворотом в его судьбе закончится эта поездка.

Это сейчас в центре шестидесятитысячного Когалыма есть современный развлекательный комплекс, где жители могут смотреть все новинки современного мирового кинематографа, играть в боулинг и ходить на концерты российских звезд. Ну а для тех, у кого иные запросы, есть и православный монастырь, и соборная мечеть. В 80-х годах Когалым был развивающимся населенным пунктом, который разрастался из обычного вахтенного поселка нефтяников. И приезд столичного лектора был событием заметным и значительным. На лекции, которую читал Леонид Федун, присутствовал Виталий Шмидт, в те годы заместитель генерального директора объединения «Когалымнефтегаз» Вагита Алекперова. Он и пригласил эрудированного и располагающего к себе лектора продолжить неформальное общение после лекции в кругу нефтяных начальников. В далеком и маленьком Когалыме любой новый человек — желанный гость. Федун оказался не только приятным собеседником, но и компанейским парнем. За хорошим столом с выпивкой и закуской они говорили обо всем — о политике, о Москве, о происходящих в стране переменах, о своих планах и опасениях...

Интеллигентный Федун Леонид Арнольдович был потрясающим рассказчиком. Но что еще больше подкупало привыкших к простому и крепкому русскому слову нефтяников — он говорил на правильном русском языке, избегая мата и грубостей, но при этом говорил понятно и доступно. Оказалось, что помимо политики у Федуна и его новых знакомых была общая тема для разговора — энергетика и нефть. В свое время Леонид Федун написал научную работу «Влияние энергетического кризиса 1973 года на развитие альтернативных технологий и безопасности», где тема нефти была одной из главных. И вот тогда, в 1987 году, в Когалыме у Федуна возник с нефтяниками отнюдь не самый пьяный разговор о проблемах нефтяной отрасли. Они проговорили чуть ли не до утра. А на следующий день Виталий Шмидт вполне серьезно предложил Леониду Федуну остаться в Когалыме. Тогда еще у команды Вагита Алекперова и в мыслях не было планов по созданию частной вертикально интегрированной нефтяной компании. Но толковые, мыслящие и энергичные люди были нужны. Федун идеально соответствовал тому типу людей, с которыми любил работать Алекперов. Федун был широко и системно мыслящим человеком, имевшим представление о «штабной культуре», дисциплинированным и ответственным. Его военная закваска была хорошим основанием для человека на руководящей позиции. Федун стал одним из первых, но далеко не единственным человеком с армейским прошлым в команде руководителей «ЛУКОЙЛа».

На предложение Виталия Шмидта он ответил согласием. И вскоре полностью влился в команду «нефтяных генералов». Когда в 1990 году Вагит Алекперов стал заместителем министра нефтяной и газовой промышленности СССР, он взял Леонида Федуна с собой в Москву.

Незаурядные аналитические способности Леонида Федуна проявились еще в Когалыме. Федун умел не только правильно и объективно оценить любую ситуацию, будь то проблема работы с кадрами на конкретном предприятии или проблема взаиморасчетов между нефтяными предприятиями в масштабах страны, он мог просчитать развитие ситуации на несколько ходов вперед.

Нет никаких документальных свидетельств того, что Леонид Федун участвовал в разработке плана по созданию нефтяного концерна «ЛУКОЙЛ». Но бесспорно то, что доверие и авторитет, которым пользуется Федун у Вагита Алекперова, возникли не на пустом месте.
Когда в 1991 году был создан нефтяной концерн «ЛУКОЙЛ», тогда еще формально подчиненный Министерству нефти и газа, Леонид Федун создал компанию «Нефтьконсульт».

Алекперов и «нефтяные генералы», такие как Равиль Маганов, Виталий Шмидт, будущий гендиректор «Роснефти» Александр Путилов, великолепно знали свою отрасль. Но выход на принципиально новый этап развития бизнеса требовал не только и не столько наличия связей в правительстве и наличия опыты в «нефтянке». Были нужны специалисты, хорошо понимающие инвестиционные и финансовые инструменты бизнеса. Леонид Федун, благодаря своему упорству и искреннему интересу к экономике, обладал некими основами знаний, которые требовались для обслуживания новых интересов отрасли. Но он хотел идти дальше. Как только появилась возможность, он поступил в Высшую школу приватизации и предпринимательства, где начал глубоко изучать именно работу с ценными бумагами.

Совмещая учебу с практикой, Федун добился немалых успехов. Когда в 1992 году Борис Ельцин подписал указ о создании трех вертикально интегрированных компаний, начался активный передел нефтяного рынка. Возможности российской нефти интересовали иностранных инвесторов, пришедших на российскую фондовую биржу. Игроки, искавшие возможность получения легких денег, готовы были покупать акции нефтяных компаний, несмотря на все существовавшие риски. В свою очередь российские нефтяные компании, получившие возможность самостоятельно выстраивать всю цепочку от добычи и производства до покупателей, были заинтересованы в притоке денег, которые можно было вкладывать в развитие. В этих условиях услуги, которые предлагала компания Федуна, были востребованы и приносили быструю прибыль.

В 1992 году началась так называемая «ваучерная приватизация». Она открыла для компании Леонида Федуна новые возможности. Нефтяные гиганты, такие как «ЛУКОЙЛ», нуждались в организации скупки акций у сотрудников предприятий «нефтянки». И хотя Леонид Федун утверждает, что даже свой собственный ваучер он, как «обычный русский человек», «продал на каком-то вокзале за бутылку водки», верится в это с трудом.

Федун уже очень хорошо ориентировался в приватизационных процессах. Именно Леонид Федун нашел Николая Цветкова, еще одного человека с армейским прошлым, который занялся скупкой акций у рабочих и выполнением задач по приватизации нефтяных предприятий.

Николай Цветков был в числе тех, кто каждое утро осаждал подъезд Товарно-сырьевой биржи, которая находилась в здании Центрального телеграфа на Тверской улице. Но он, в отличие от большинства пионеров российского бизнеса, был образованным биржевым брокером, который хорошо понимал механизмы работы финансовой системы. Два офицера быстро нашли общий язык. И вскоре скромная компания Цветкова стала инвестиционно-финансовым консультантом «ЛУКОЙЛа».

Протеже Леонида Федуна Николай Цветков скупал для «ЛУКОЙЛа» ваучеры сотрудников предприятий «нефтянки», участвовал в их приватизации.
В 1993 году Леонид Федун уволился из рядов Вооруженных сил, успешно окончил Высшую школу приватизации и предпринимательства и стал Генеральным директором компании «ЛУКОЙЛ-Консалтинг», интегрированной непосредственно в структуру «ЛУКОЙЛа».

Чтобы понять значимость фигуры Леонида Федуна в деятельности нефтяной компании, необходимо пояснить, в чем заключается роль консалтинговых компаний вообще. Консалтинг — это не просто «фабрика добрых советов». В консалтинговых компаниях формируются команды из высококлассных специалистов узких областей. Эти команды, объединенные в единый мозговой центр, как живой суперкомпьютер, обрабатывают огромный массив информации и выдают схемы решения конкретных проблем. Снижение издержек. Оптимизация налогов. Повышение эффективности производства. Услуги авторитетных консалтинговых компаний востребованы во всем мире и обходятся клиентам в копеечку. Леонид Федун создал для «ЛУКОЙЛа» собственную консалтинговую структуру, работающую внутри компании.

Об эффективности этой работы свидетельствует тот факт, что в 1994 году Федун стал вице-президентом «ЛУКОЙЛа»!

Несмотря на столь стремительный взлет, Федун в течение многих лет предпочитал оставаться одним из самых незаметных влиятельных менеджеров «ЛУКОЙЛа». Имя Леонида Федуна впервые появилось в рейтинге журнала «Forbes» лишь в 2004 году. Эксперты издания оценили состояние Федуна в 1,3 миллиарда долларов.

Несмотря на закрытость Леонида Федуна, именно с его деятельностью связывают то, что «ЛУКОЙЛ» является главным поставщиком нефтепродуктов для силовых ведомств и в первую очередь для Министерства обороны России.

Также к непосредственным заслугам Леонида Федуна принадлежит получение «ЛУКОЙЛом» контроля и лидирующего положения в целом ряде проектов, таких, например, как Тимано-Печор-ское месторождение и разработка эффективных схем оптимизации налогообложения.

Сам Леонид Федун никогда ни одно из этих утверждений не прокомментировал. На вопросы, касающиеся своей деятельности, он предпочитает отвечать скромной улыбкой. Гораздо охотнее он рассуждает, например, о философском наследии Николая Рериха или о синкретичности мировых религий...

Тем не менее с 1996 года Леонид Федун официально занимается вопросами перспективного развития «ЛУКОЙЛа» и операциями с ценными бумагами. Являясь по сути вторым человеком в «ЛУКОЙЛе», Леонид Федун контролирует, по информации за 2007 год, 8,3 % акций компании. (Долгое время участие Федуна в собственности «ЛУКОЙЛа» оставалось загадкой даже для экспертов, которые оценивали его долю в компании в 2-4 %.)

Широкой общественности имя Леонида Федуна стало известно только в конце 2003 года, когда он фактически стал владельцем футбольного клуба «Спартак». Вице-президент крупнейшей нефтяной компании России выкупил контрольный пакет акций «народной команды» у бывшего президента футбольного клуба Андрея Червиченко. Сумма сделки так и осталась тайной. Болельщики «Спартака» вынуждены были удовлетвориться приблизительной экспертной оценкой, согласно которой покупка обошлась Леониду Федуну примерно в 70 миллионов долларов. По официальной информации, Леонид Федун вложил в самый титулованный клуб России личные средства и привлек крупных спонсоров.

После покупки клуба Федуном бюджет «Спартака» составил 40 миллионов долларов в год. Новый владелец потребовал от менеджерского и тренерского состава клуба попадания в групповой турнир Лиги чемпионов, со своей стороны гарантировав выделение средств на покупку необходимых игроков. Поставленная перед клубом задача была выполнена.

По итогам 2005 года «Спартак» занял второе место в чемпионате России и добился права на участие во втором квалификационном раунде Лиги чемпионов. После окончания российского первенства Федун из личных средств обеспечил выплату премий игрокам. В частности, лучший игрок «Спартака» по итогам 2005 года вратарь Войцех Ковалевски получил от Федуна джип «Хаммер-Н2».

Летом 2006 года «Спартак» обыграл на стадии второго отборочного раунда Лиги чемпионов молдавский «Шериф», затем в третьем отборочном раунде переиграл словацкий «Слован» и пробился в групповой турнир. В сентябре 2006 года Федун получил для «Спартака» распоряжение Российского фонда федерального имущества на строительство спортивного комплекса в Тушине. Федун сообщил журналистам, что под строительство комплекса, включающего стадион на 35 тысяч мест, отведены 34 гектара земли.

Досужие размышления болельщиков, журналистов и обывателей на тему «зачем Федуну „Спартак"?», похоже, мало волнуют миллиардера с военной выправкой. Так же как и неуклюжие подсчеты его расходов на новое увлечение. Словно в ответ критикам и недоброжелателям, которые упрекают Федуна то в неумелом управлении футбольным клубом, то в корыстных интересах, в 2007 году владелец «Спартака» сделал еще один широкий и неоднозначный жест. В тот момент, когда судьба участия российской сборной в финале чемпионата Евро-2008 зависела от победы сборной Хорватии, Леонид Федун пообещал четырем лучшим игрокам хорватской команды в случае победы подарить по автомобилю «мерседес». Федун подчеркнул, что выступает исключительно как частное лицо и как болельщик российской сборной. В итоге Федун сдержал обещание.
Несмотря на то что «Спартак» является собственностью Леонида Федуна, талантливый топ-менеджер сделал народную команду практически одним из корпоративных символов «ЛУКОЙЛа». Даже фирменные красно-белые цвета команды весьма удачно совпали с цветами логотипа нефтяной компании. Теперь на майках футболистов принадлежащей Федуну футбольной команды красуется логотип его родной нефтяной компании.
Похоже, что и к управлению футбольным клубом Федун решил подходить по принципам бизнеса. Подтверждением этого является и идея вывести акции «Спартака» на биржу, и трансферная политика клуба. В 2007 году один из купленных Федуном аргентинских легионеров Фернандо Кавенаги был продан в другую команду. Федун купил Кавенаги за 10 миллионов долларов, а продал за 10 миллионов, но уже евро. Другого аргентинского игрока — Клементе Родригеса — отдали в аренду в его родную команду «Воса Juniors». Серба Неманью Видича продали в «Manchester United». Сделка тоже оказалась выгодной. На его покупку потратили 6 миллионов долларов, а продали за 11,5 миллиона евро. По признанию самого Леонида Федуна, клуб покупает только игроков, имеющих определенный ценовой потенциал.

Кроме финансирования собственного футбольного клуба «Спартак» Федун предложил концепцию развития футбола в России. По замыслу автора, в 2010 году чемпионат России войдет в пятерку самых престижных в Европе, а национальная сборная к 2014 году будет занимать место в десятке сильнейших команд мира.

Подобные заявления многие воспринимают со скепсисом и называют их популистскими и утопическими. Но бывший лектор общества «Знание», ставший миллиардером, не склонен доказывать что-то в спорах или расходовать эмоции понапрасну. В его рабочем графике нет на это времени. С большим удовольствием Федун выкроит в своем расписании несколько часов на то, чтобы вместе с женой Мариной появиться на модном показе, открытии выставки или сходить в оперу. Леонид Федун давно уже перешел ту отметку в оценке богатства, до которой еще можно позволить себе быть «серым кардиналом» и оставаться человеком непубличным. Теперь прагматичный бизнесмен выстраивает свою жизнь так, чтобы извлекать из этой «публичности» как можно больше приятного и полезного. И даже эта его тактика безупречно действует, к удовольствию всех участников «процесса». Похожий на стареющую успешную рок-звезду, Леонид Федун, с седеющими волнами волос ниже плеч и в безупречном костюме — украшение любого светского приема и статусного мероприятия. Он — желанный объект внимания фотографов и операторов. И в этом новом статусе публичного человека Федуну необязательно раскрывать тайны бизнеса: теперь он может просто говорить о футболе.