Прохоров Михаил Дмитриевич
Автор: Самодуров В.   

Широкой общественности имя Прохорова Михаила Дмитриевича, совладельца крупнейшего горно-металлургического предприятия страны — компании «Норильский никель», стало известно только в 2003 году. Тогда работники «Норильского никеля» объявили голодовку, требуя повышения зарплаты, продления отпусков и более подробной информации о финансовом состоянии компании и о доходах топ-менеджеров. Через неделю забастовки генеральный директор и совладелец «Норильского никеля» Михаил Прохоров уступил требованиям трудового коллектива и согласился выполнить одно из требований голодающих, обнародовав данные о своих доходах.

Не моргнув глазом, в присутствии журналистов Прохоров Михаил Дмитриевич сообщил, что работает в «Норильском никеле» всего за... 450 рублей в месяц. Чтобы представить себе, какой эффект вызвало это заявление, необходимо уточнить, что на тот момент средний размер зарплаты на предприятии составлял около тысячи долларов!

Увидев, что заявление шефа не вызвало в подчиненных шквала сыновней благодарности и любви, официальные лица компании бросились объяснять сказанные слова. Суть комментариев сводилась к тому, что нет ничего удивительного в столь низком размере зарплаты руководителя. Мол, это общемировая практика, когда топ-менеджер кладет себе символическую зарплату до момента вывода компании на определенные рубежи успеха. В качестве примера приводили президента компании «Крайслер» Ли Якокка, который в 1980-х годах на время вывода компании из кризиса назначил себе зарплату в 1 доллар. Сам Михаил Прохоров дал журналистам другое объяснение: Я человек обеспеченный и работаю за идею, за успех.

По оценкам аналитиков, такое «подвижничество» принесло Прохорову Михаилу Дмитриевичу в 2002 году только в качестве дивидендов 50 миллионов долларов. У рабочих, видимо, не нашлось аргументов для продолжения спора с хозяином, который оказался талантливым софистом.

В том же году журнал «Forbes» включил Михаила Прохорова в рейтинг миллиардеров, оценив его состояние в 1,6 миллиарда долларов. Этот эпизод упоминается исключительно для того, чтобы подчеркнуть, что Михаил Прохоров — человек во всех отношениях удивительный, выдающийся и талантливый. Оказаться в нужном месте в нужный час и правильно распорядиться подарками судьбы талант не меньший, чем голос Шаляпина. Путь Михаила Прохорова в бизнесе тоже скорее напоминает увлекательную судьбу какого-то богемного персонажа прошлого века, чем опасное плавание «акулы капитализма».

Прохорову Михаилу Дмитриевичу повезло: в советское время он не принадлежал к числу так называемой золотой молодежи, а потому не столкнулся с послеперестроечной опалой собственных родителей. Вместе с тем семья смогла дать ему все, что нужно для успешной карьеры. Отец Прохорова работал заведующим лабораторией, мать заведовала кафедрой полимеров в Московском институте химических материалов. Это была классическая советская интеллигентная семья с еврейскими корнями и всем традиционным набором «радостей» советских интеллектуалов. В этом доме выписывали толстые литературные и научные журналы, читали вслух по вечерам и зимой по выходным ездили кататься на лыжах в компании друзей, одетых в почти одинаковые толстые свитера и вязаные шапки. Прохоровы жили в обычном доме на улице Кибальчича, рядом со станцией метро «ВДНХ».

За неимением материальных благ советская интеллигенция главным своим достоянием считала образование, а потому учеба детей была одним из самых важных моментов в жизни. Подготовка Михаила Прохорова к серьезному жизненному пути началась с раннего детства. Мишу отправили учиться в спецшколу № 21 с углубленным изучением английского языка.

Здесь в мальчике обнаружилась склонность увлеченно заниматься каким-нибудь любимым делом, не обращая внимания ни на какие внешние раздражители: он увлеченно поглощал знания, увлеченно занимался спортом. В то время, когда все его сверстники бегали за девочками и целовались в укромных уголках, Миша дни напролет читал книжки и крутил кубик Рубика. Но «ботаником» Миша не был. В школе ему дали прозвище Жираф — за большой рост, а также за то, что Миша был забавным, безвредным и достаточно добродушным парнем. Его счастливо миновали все болезненные издержки переходного возраста: от жестокости и насмешек сверстников рослый и спортивный Миша не страдал, неразделенной любовью не маялся, комплексов не испытывал. В десятом классе Миша Прохоров пребывал все в том же состоянии инфантильной беззаботности, как и в первом: раздавал девочкам щелбаны, носился по коридорам и подкладывал канцелярские кнопки на стулья одноклассников и учителей. Этому улыбчивому и добродушному переростку все спускали с рук.

Михаил Прохоров родился 3 мая 1965 года, и к моменту окончания школы ему уже исполнилось 18 лет. В то время служить призывали даже студентов дневных отделений, так что поступление в институт не спасало от армии. И продолжить образование Прохоров смог только в 1985 году.

Для того чтобы поступить в Московский финансовый институт (ныне — Московская финансовая академия), Прохорову требовалось лишь перейти сквер. Дом, в котором жила его семья, находился прямо напротив института. Это удобство и было главным фактором, определившим выбор вуза.

С аттестатом об отличном окончании английской спецшколы и положительными характеристиками райкома комсомола Михаил Прохоров пришел на факультет международных экономических отношений. В институте с чьей-то легкой руки Прохорова тут же окрестили Мишей-маленьким. Со вступительными экзаменами у него проблем не возникло. Вступительное сочинение Миша написал на тему «Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза!». Даже сегодня, перелистывая сей опус, хочется смахнуть слезу — как проникновенно абитуриент Прохоров завернул про патриотизм, интернационализм и березки...

В институте «переросток» Прохоров продолжал вести существование молодого и озорного щенка, вечно находящегося в состоянии игры. Время накладывало свой отпечаток на эти игры. Гиперактивность Прохорова выражалась в том, что он участвовал в спортивных соревнованиях, встречался с ветеранами, входил в факультетское бюро ВЛКСМ. К занятиям в институте Миша относился не формально, а ответственно. Учебный план факультета международных экономических отношений предполагал изучение только одного иностранного языка. Вместе с однокурсниками Прохоров сходил в учебную часть и попросил добавить второй.

Бывший декан факультета, а ныне проректор Финансовой академии Михаил Эскиндаров до сих пор вспоминает субботник, на котором Прохоров впервые показал свои организаторские способности. Миша так мобилизовал сокурсников, что те, работая в стахановском темпе, за полдня очистили институтский двор от мусора и грязи, копившихся десятилетиями. За это Прохорову вынесли благодарность и выдали премию в размере двадцати пяти рублей. Так что родной институт постарался воспитать в нем правильную мотивацию. Впрочем, не в нем одном. Вместе с Прохоровым учились студенты, которые через несколько лет заняли заметное место в российской экономике. Олег Касьянов стал заместителем председателя правления «ОНЭКСИМ-банка». Георгий Заболоцкий работал первым заместителем председателя правления Международной финансовой компании, в которой закладывались основы будущей империи «Интеррос». Однокурсник Прохорова Владимир Шматович возглавил финансово-промышленную группу «Интеррос». Дмитрий Маслов стал президентом компании «СИДАНКО». На одном курсе с Прохоровым учился и будущий председатель Центробанка Андрей Козлов. Начавшиеся горбачевские реформы внесли свои коррективы в оптимистичный ход жизни студента-отличника. В КПСС он, как и было задумано, вступил, а на последнюю волну распределения молодых специалистов уже не попал. Правда, карьере Прохорова это не помешало: благодаря его эрудиции в области проблем прогнозирования валютного курса в условиях рыночной экономики (примерно так называлась его дипломная работа) начинающего финансиста взяли на работу в Международный банк экономического сотрудничества (МВЭС).

В банке Прохоров получил должность начальника отдела. Несмотря на громкое название структуры, в которой работал Прохоров, он по сути был государственным служащим. Специалист его уровня в то время мог получать зарплату в размере около 300 рублей. Несмотря на то что бензин тогда стоил 40 копеек за литр, разгуляться на зарплату банковского клерка было невозможно. Государственная экономика агонизировала. А нарождающееся кооперативное движение определяло цены на свои товары и услуги по собственному усмотрению, без оглядки на расчеты и указания государственных экономистов.

На первых торгах, которые состоялись в 1989 году, стоимость доллара по отношению к рублю определялась как 1 к 9. То есть за доллар уже давали 9 рублей. В том же году несколько тысяч профсоюзных активистов вышли на улицы Москвы с лозунгами «Долой кооператоров!», «Требуем соотнести нашу зарплату с уровнем цен!». На митинге, который состоялся в Лужниках, звучали требования: «Закрыть!», «Ликвидировать!», «Отнять!»

Михаила Прохорова на том митинге не было. В отличие от большинства простых граждан он смотрел в будущее с оптимизмом. И его не смущал невысокий уровень собственной зарплаты. Гораздо важнее для Прохорова было то, что новая власть давала возможность каждому зарабатывать столько, сколько хочется, используя любые возможности. На пару с нынешним губернатором Красноярского края и своим сокурсником Александром Хлопониным Михаил Прохоров организовал производство модных тогда «вареных» джинсов. Делать «варенки» из обычных дешевых джинсов, которые начали шить многие кооперативы, Хлопонин подрядил студентов Московского финансового института. Прохоров, в свою очередь, обеспечил распространение готовой продукции среди коллег, друзей и знакомых.

Какая была у этой артели прибыль, неизвестно. Во всяком случае, основной деятельности молодого банкира варка джинсов не мешала. Так, наверное, и работал бы талантливый финансист Прохоров в советской, а затем и в российской банковской системе, если бы не встретился с начинающим предпринимателем Владимиром Потаниным.

В 1990 году Потанин, который так же, как и Прохоров, работал на государственной службе, ушел из «Союзпромэкспорта» в Международный банк экономического сотрудничества, а в 1991 году создал собственную внешнеторговую компанию «Интеррос», которая заняла освободившуюся нишу в международной торговле. По сути, компании, которые вошли в «Интеррос», продолжали заниматься тем же, чем они занимались в советское время, до перестройки: продавали за границу удобрения, руду и так далее, а в Россию ввозили товары народного потребления, одежду, технику. Но теперь они не должны были отдавать всю прибыль государству и сами определяли, чем и по каким ценам торговать.

Компания набирала обороты. И Потанин быстро сообразил, что нужно создавать свой банк, который бы обслуживал организации, входящие в «Интеррос». Так возник банк «Международная финансовая компания», который вскоре, не без содействия правительственных чиновников, получил активы и вклады «разорившегося» Международного банка экономического сотрудничества. Михаила Прохорова Потанин, можно сказать, «унаследовал» вместе с активами государственного банка.

А в 1993 году Потанин создал «ОНЭКСИМбанк». Михаил Прохоров вошел в руководство нового банка. Кроме того, в банк были трудоустроены практически все институтские друзья Прохорова: Александр Хлопонин, Олег Касьянов, Дмитрий Маслов, Владимир Шматович.

Своему дальнейшему карьерному успеху Прохоров, похоже, обязан финансовому гению своего партнера Потанина. Весной 1995 года тот разработал уникальную по доходности схему кредитования правительства под залог пакетов акций приватизированных предприятий. В результате «ОНЭКСИМ» буквально за гроши приобрел «Норильский никель», нефтяную компанию «СИДАНКО», кусок Новолипецкого металлургического комбината и большую часть Северо-Западного морского пароходства. Все эти «флагманы экономики» обошлись предприятию Прохорова и Потанина примерно за треть своей реальной стоимости, сделав друзей-бизнесменов богатейшими людьми России. Конечно, эта изящная «приватизационная комбинация» была бы невозможна без содействия «сверху»: бизнесу «ОНЭКСИМа», видимо, помогали такие высокопоставленные реформаторы, как Андрей Вавилов и Анатолий Чубайс. Но в выстраивании отношений с властными структурами и их обитателями Прохоров участия не принимал. Для этого он был слишком молод и неопытен. Энергичный, легкий и компанейский Прохоров был хорош в той роли, которую определил ему Владимир Потанин. На «семейных» праздниках, которые Владимир Потанин на протяжении многих лет устраивает под Новый год во французском Куршевеле, Миша Прохоров пел под гитару романсы и развеселые студенческие песенки, веселя и расслабляя гостей. В империи, которую строил Потанин, Прохорову отводилась та же роль — нет, не шута, а «души компании». Стратег Потанин понимал, что для успешного управления ему нужен такой компаньон, который, с одной стороны, будет «своим в доску парнем», вечным Мишей-маленьким, а с другой — станет деятельно заниматься увлекательнейшей «игрой» — управлением огромной компанией. И в этой роли Прохоров себя оправдал.

В 1992 году он стал председателем правления банка «Международная финансовая компания». В 1993 году Потанин направил его на новый ответственный участок, сделав председателем правления «ОНЭКСИМ-банка». В 1996 году Прохоров вошел в совет директоров «Норильского никеля». В том же году Прохорова вводят в совет директоров нефтяной компании «СИДАНКО». Везде и всюду Прохоров идет за Владимиром Потаниным. Когда 15 августа 1996 года указом Президента РФ Владимир Потанин был назначен на пост первого вице-премьера России, курирующего финансово-экономический блок вопросов, Прохоров вошел в Совет по банковской деятельности при Правительстве РФ.

Независимо от того, какой пост он занимал, Михаил Прохоров всегда оставался в «постановках» Потанина талантливым исполнителем, который реализовывал план режиссера. Благодаря этому Прохорову удавалось избегать конфликтов и не наживать себе серьезных врагов. Да и какие враги могли быть у этого обаятельного верзилы с ясными глазами?! Тот невероятный факт, что до самого последнего времени у Прохорова не было врагов, объясняется просто: его прикрывал своей мощной фигурой Владимир Олегович. Общественное мнение склонялось к выводу, что в их «не разлей вода»-тандеме Потанин играет роль злого Карабаса-Барабаса, а Прохоров — меланхоличного Пьеро.

Есть такой тип людей, из которых получаются идеальные начальники. Как правило, люди это неглупые, но довольно поверхностные. Обладая определенным набором внешних характеристик (хорошая осанка, правильные черты лица, волевой подбородок, открытый взгляд, лучезарная улыбка) и непоколебимой уверенностью в себе, эти люди способны совершенно магическим образом подчинять себе волю окружающих. Такой человек может вызвать к себе подчиненного и сказать: «Мне нужно, чтобы завтра наша футбольная команда выиграла матч у команды Бразилии. Тебя назначаю капитаном». И даже если у компании нет никакой футбольной команды, а подчиненные видели мяч только по телевизору, можно быть уверенным, что к указанному сроку воля начальника, какой бы абсурдной она ни казалась, будет выполнена. Это магия власти, которой владеют очень немногие руководители, к числу которых, безусловно, относится и Прохоров. Его манера отдавать приказы и поручения просто не предполагает, что могут возникнуть сомнения в необходимости их выполнять. Это высокий авторитарный стиль, доступный только прирожденным деспотам.

Бывшие сотрудники «ОНЭКСИМ-банка» до сих пор с ужасом вспоминают встречу Нового 1998 года. Накануне праздников Михаил Прохоров, сменивший Потанина на посту президента банка, пригубив в компании коллег бокал шампанского, объявил, что уезжает отдыхать и не вернется раньше старого Нового года. Сотрудники, обрадованные перспективой спокойного окончания рабочего года, расслабились. Но через сутки Прохоров внезапно вернулся в офис и без тени иронии попросил предоставить ему отчеты и планы на следующий год. 31 декабря свет в многочисленных кабинетах «ОНЭКСИМ-банка» горел до полуночи.

Пример с футболом, приведенный выше, также имеет под собой вполне реальную основу. Корпоративные инициативы Михаила Прохорова настроили против него определенную часть простых жителей Норильска, ставших настоящими заложниками этих инициатив. Так, например, описывает неоднозначную реакцию горожан на некоторые инициативы гендиректора градообразующего предприятия одно из норильских интернет-изданий: Решил, скажем, Михаил Дмитриевич увлечь норильчан футболом. Дело хорошее, правильное — никто с этим спорить не станет. Он зовет к себе своего заместителя и говорит: «А давай-ка проведем в Норильске матч по мини-футболу. Мне кажется, что это понравится норильчанам. Я даже сам готов выйти на поле». Заместитель кивает и, вернувшись в свой кабинет, звонит в Норильск: «Так, через две недели Михаил Дмитриевич хочет приехать в Норильск и сыграть в футбол. Организуйте там, чтобы все было на достойном уровне». К назначенному дню руководство комбината под страхом увольнения сгоняет на стадион рабочих, выводит на поле команду. И в Москву Михаил Прохоров возвращается в приподнятом расположении духа и полной уверенности, что все жители Норильска разделяют его страсть к футболу. Такой талант дорогого стоит. И Владимир Потанин никогда не обделял своего партнера. Генеральным директором и председателем правления горнометаллургического комбината «Норильский никель» Михаил Прохоров стал в 2001 году. А в 2004 году, уже после того, как компания вышла на плановые рубежи и скрывать состав ее владельцев и размеры их долей в бизнесе было невозможно, журнал «Forbes» оценил состояние самого молодого российского миллиардера в 5,4 миллиарда долларов. На тот момент Прохорову исполнилось 39 лет.

В силу своего особого статуса — души империи Владимира Потанина — профессиональная деятельность Михаила Прохорова получила меньшую известность, чем его увлечения и подробности его частной жизни. Доходило до того, что в общественных местах Прохорова часто принимали не за бизнесмена, а за спортсмена. Рассказывают, что однажды Михаил Дмитриевич не смог попасть на заседание, где подписывали важный финансовый договор. Его просто не пустили в зал. «А ты, мальчик, подожди за дверьми», — сказал ответственный за протокол, приняв Прохорова за охранника кого-то из присутствующих персон.

О спортивных достижениях Прохорова тоже ходят легенды. По одной из них, Прохоров профессионально и много лет занимается кикбоксингом и даже инкогнито выходил на ринг то ли в Бразилии, то ли в Перу. Говорят, что между его кабинетом и рабочими апартаментами Потанина находится настоящий спортзал с беговой дорожкой и боксерской грушей.

И как всякий спортсмен, Михаил Прохоров умеет красиво отдыхать. Именно его вечеринки прославились своим размахом среди постоянных обитателей фешенебельных курортов в Сан-Тропе, на Лазурном Берегу и в горнолыжном Куршевеле. Говорят, что в одном из самых известных и дорогих клубов мира «Nikki Beach Saint Tropez» Прохорову даже принадлежит персональный рекорд в обливании фотомоделей коллекционным шампанским. На одной из вечеринок олигарх израсходовал на девушек 260 бутылок дорогого игристого напитка.

Женщины и тусовки стали новым увлечением олигарха сравнительно поздно. Открыв для себя эту новую область, Прохоров по обыкновению бросился в нее с головой. Но это случилось лишь после того, как миллиарды были уже заработаны.

В течение нескольких лет во время новогодних каникул Прохоров устраивал в Куршевеле вечеринку на 300 человек. Участниц этого праздника жизни он лично отбирал в ночных клубах в Москве, Лондоне и на Ибице. Девушкам, которых Прохоров привозил с собой развлекаться, олигарх не только оплачивал дорогу и проживание, но и дарил подарки: шубы, украшения, часы, машины. Одна из таких ежегодных вечеринок обошлась ему в 20 миллионов долларов. О потраченных деньгах и времени Прохоров не жалеет. Знаете, российские люди после многих лет унижений и трагедий заслужили право на красивую и веселую жизнь. Конечно, жаль, что не все себе это могут позволить. Но тех, кто может, становится все больше, и это очень здорово.

Теперь об этих «праздниках жизни» принято говорить уже в прошедшем времени. Ранним утром 9 января 2007 года специальный отряд французской полиции в составе 50 полицейских с собаками блокировал территорию трех отелей на территории дорогого французского горнолыжного курорта Куршевель. Администрации отелей полицейские сообщили, что проводят операцию по борьбе с проституцией, и без лишних слов приступили к проверке номеров. Как отмечали сотрудники отелей, особое внимание уделялось номерам, в которых проживали русские туристы. По словам очевидцев, Михаил Прохоров и три девушки', находившиеся в его апартаментах, были задержаны. Вместе с Прохоровым в рамках операции были задержаны 27 человек, в том числе 10 русских девушек, два помощника Прохорова и сотрудники австрийского агентства, которое занималось организацией отдыха бизнесмена.

Вечером 11 января 2007 года главный прокурор Лиона Ксавье Ришо сообщил, что Прохоров находится в управлении полиции этого города и что полиция ведет «проверку его возможных связей с несовершеннолетними девушками». Позже было распространено заявление о проверке причастности Михаила Прохорова к действиям «организованной международной сутенерской сети».

Арест российских участников куршевельской тусовки, забавы которой Владимир Путин назвал «пиром во время чумы», вызвал возбуждение во всех слоях общества. Газеты сделали скандал главной новостью и соревновались в описании смачных подробностей ареста и допросов задержанных. «Известия» утверждали, что совладелец «Норильского никеля» рассказал на допросе, что пригласил молодых русских манекенщиц и студенток в Куршевель и в качестве презента вручил им либо деньги, либо подарки—драгоценности, меха, наряды, оцениваемые от 20 до 400 тысяч евро. Одна из участниц куршевельской тусовки, по ее словам, получила часы стоимостью 300 тысяч евро. Другие девушки якобы признали на допросе, что свои «командировочные» они «отработали» без всяких на то принуждений — исключительно по доброй воле и к взаимному удовольствию. Поэтому не может быть и речи ни о сутенерстве, ни о проституции.

Обнародование подробностей отдыха олигарха и стоимости подарков, которые получали участницы этих праздников, усилили неприязнь простых людей к новому классу обеспеченных граждан. Тем временем сами обеспеченные граждане — жители Рублевки — в 2007 году создали инициативную группу, призвавшую бойкотировать Куршевель. В Москву Прохоров вернулся только 15 января в статусе «привлеченного свидетеля», предполагавшем, что по первому требованию он должен был явиться в Лион для продолжения разбирательства. Но продолжения не последовало. Ни одна из девушек, приглашенных провести время в компании Михаила Прохорова, так и не заявила потом о сексуальных домогательствах: атлет, миллиардер и красавец Михаил Прохоров считается одним из самых завидных женихов не только России, но и всего мира.

Сам Прохоров обвинения отрицал. Хотя по поводу возраста девушек, участвующих в его вечеринках, откровенно признался российским журналистам: Лет десять назад мне нравились девчонки-ровесницы, года на два младше. А теперь на молодых западаю. Чувствую себя Гумбертом Гумбертом.

Быть молодым, красивым и богатым в нашей стране непросто. Почти все холостые банкиры испытывают по этому поводу большие комплексы, которые тщательно маскируют. Женщин и связанных с ними серьезных чувств они боятся. Ведь как разберешь, что кроется за милой внешностью коварных искусительниц: настоящая страсть или жажда наживы. Судя по всему, Михаил Прохоров свято уверовал в последнее. Во всяком случае, самой большой любовью его жизни до сих пор остается старшая сестра. К ней он испытывает очень нежные и трепетные чувства. Говорят, до последнего времени Михаил Дмитриевич делил с ней и с ее семьей — мужем и дочерью — крышу, все никак не решаясь перебраться в собственные роскошные апартаменты в Крылатском. О новом жилище Михаила Прохорова рассказывают, что по площади оно занимает целый этаж жилого дома. Из прихожей, где останавливается лифт, можно пройти в роскошные залы — ковровую, зеркальную, оружейную.

Женским вниманием Прохоров не обделен. К бурной радости юных дев, двухметровый, хорошо сложенный владелец многомиллиардного состояния ломает стереотипные представления, что богатый человек — обязательно толстый, лысый и в очках. Из всего списка российских богачей Михаил Прохоров наиболее подвержен синдрому «женщины с бородой». Он все время на виду не только потому, что сказочно богат и эксцентричен, но и в силу своих физиологических особенностей. Из-за своего огромного роста и атлетического сложения Михаил Прохоров является объектом всеобщего внимания, где бы он ни появился. Даже в тех местах, где фамилия Прохоров никому ничего не говорит. Как любая «женщина с бородой», Прохоров является героем многочисленных небылиц и басен. Рассказывают, что он занимается спортом два часа каждый день в рабочие дни и по пять-шесть часов на отдыхе. Однажды, арендовав французский замок, Прохоров распорядился установить турник на одной из исторических стен. Компенсация за изуродованную по указанию олигарха «антикварную» стену составила чуть меньше двухсот тысяч евро.

В последние несколько лет Прохоров увеличил свои физические нагрузки. Виной всему его любовь к еде. За обедом в ресторане он меньше четырех горячих блюд никогда не заказывает. По слухам, гастрономические потребности Прохорова мало чем отличаются от его любовных запросов. Даже близкие знакомые олигарха удивлены его, мягко скажем, неразборчивостью в выборе предметов своих недлительных страстей: «Хватает все, что под руку попадется».

Громкий скандал, связанный с арестом Прохорова в обществе юных девушек в Куршевеле, продолжился не менее скандальным разделом «Норильского никеля», который затеяли Владимир Потанин и Михаил Прохоров после возвращения последнего в Россию. Не исключено, что именно инцидент с арестом Прохорова послужил катализатором «развода» двух партнеров, которые более 16 лет вместе строили бизнес-империю. Хотя никаких обвинений предъявлено в итоге не было, тень легла на репутацию не только «Интерроса», но и российского бизнеса.

Перестав быть владельцем «Норильского никеля», Прохоров вряд ли перестанет быть самым завидным женихом России. Впрочем, начавшиеся потрясения вполне могут оказаться для олигарха толчком к новым играм. В конце концов, женитьба и счастливое отцовство бывают приключением не менее увлекательным, чем кайтинг, горные лыжи и невероятные кутежи. В размышлениях Прохорова после французского ареста звучат несвойственные ему взрослые интонации: Знаете, в европейском обществе, с моей точки зрения, вообще до настоящего времени присутствует печальный стереотип: отождествлять российский криминал с российским бизнесом как таковым. Действительно, в начале 1990-х годов с пространства бывшего Советского Союза в Европу хлынули бандиты и проститутки. Это печальная страница нашей недавней истории, результат многолетних унижений и жестокостей тоталитарного режима. Современное российское общество борется с этим грустным наследием, и не без успеха. Но пока тот факт, что о стране и ее культуре зачастую судят по ее худшим представителям, не делает чести ни одному государству и особенно его элите.