Цветков Николай Александрович
Автор: Самодуров В.   

Начиная разговор о владельце Финансовой корпорации «УРАЛСИБ» Николае Цветкове, надо сказать, что в российском списке миллиардеров есть очень небольшая, но выразительная когорта бывших военных, которые по старой армейской традиции скрывают все, что можно скрыть. Чтобы мои рассуждения не уходили совсем уж далеко от темы, скажу, что возглавляет эту «когорту дружных» владелец «УРАЛСИБа» Цветков Николай Александрович. Информацию о поре его восхождения на вершину финансовой пирамиды найти чрезвычайно сложно.

При попытках отыскать хоть какие-то неофициальные материалы о жизни и деятельности бывшего офицера Цветкова мне на глаза попалась биография Николая Александровича, в которой есть такие строки: Николай Цветков никогда не был одним из тех «золотых» детей, о карьере которых родители позаботились с самого их рождения: английская спецшкола, затем престижный вуз и далее — теплое место под солнцем. Скорее, Николай — человек, сделавший себя сам.

То, что человек, «сделавший себя сам», имеет право гордиться своим достижением, этого никто оспаривать не будет. Но в официальных биографиях Николая Цветкова отсутствует информация о детстве и тем более о родителях Николая Александровича Цветкова. Поэтому начнем с главного.

Николай Александрович Цветков родился 12 мая 1960 года в поселке Новобратцево Красногорского района Московской области.

Несмотря на те лишения, о которых вспоминает сегодня российский миллиардер («отсутствие английской спецшколы, затем престижного вуза и далее — теплого места под солнцем»), детство Коли было наполнено множеством простых радостей, которые может оценить любой мальчишка независимо от благосостояния его семьи. Сразу за поселком начинался лес — сейчас Красногорский лесопарк. Со времен войны там остались окопы, землянки и блиндажи, построенные защитниками Москвы. И как только сходил снег, окрестные мальчишки отправлялись к полузасыпанным позициям, где можно было почти по-настоящему играть в войну и выкапывать из земли настоящие патроны. Запутанные лесные тропинки, сбегавшие в овраги, были целым миром и таили неизъяснимые радости и приключения. Там протекали реки Сходня и Муравка, где можно было пускать кораблики весной, плавать на плотах и плескаться в жаркие летние дни. В оврагах жгли костры и пекли картошку, и даже, если кому-то удавалось стащить сигареты из отцовского или дедовского кармана, курили...

Самолеты, взлетавшие с Тушинского аэродрома, находившегося неподалеку, отрабатывали в небе над поселком элементы пилотажа. Инверсионные следы самолетов образовывали затейливое воздушное кружево. Естественно, многие мальчишки мечтали стать летчиками. Но к пятнадцати-шестнадцати годам эти мечты растворялись, как след от самолета в небе. Кто-то шел в ПТУ и в красногорских оврагах по вечерам пел под гитару. Кто-то после школы отправлялся в армию. Получать высшее образование шли немногие: не возникало у большинства новобратцевских мальчишек такого шального желания, а может, наглости не хватало или еще чего-то...

Однако у Коли Цветкова воздушные кружева в небе над родным домом отразились не только в глазах, но и в сердце. И после окончания школы Николай Цветков поступил в Тамбовское высшее военное авиационное училище, которое он окончил с отличием. В то время, да и сейчас для молодых офицеров, окончивших военные учебные заведения на периферии, существовал и существует один относительно простой и верный путь в Москву. Этот путь — желание продолжить военное образование. Путь этот не всех привлекает: сидя в гарнизоне и не особенно беспокоясь о хлебе насущном, можно построить более надежную карьеру и с годами дослужиться до генеральских погон. А Москва — при всем ее магнетическом очаровании — для молодого офицера означает новый круг армейского школярства и полунищенское существование на стипендию. Никаких особых привилегий учащиеся военных академий ни тогда, ни сейчас не имели. Однако Николая Цветкова это не пугало, и он продолжил образование в Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского.

К этому времени молодой офицер Цветков Николай Александрович уже обзавелся семьей. Его жена Галина, родом тоже из Подмосковья, как могла помогала и поддерживала мужа. Перевод в Москву для офицера не являлся гарантией того, что после окончания учебы он останется в столице. Большинство выпускников академии, скорее всего, ждало назначения в какую-нибудь «даль». Именно так и произошло с Николаем Цветковым, который, окончив академию с золотой медалью, отправился служить на Дальний Восток. Жена Галина вместе с мужем прошла все тяготы семейной офицерской жизни. Переезды из гарнизона в гарнизон, комнаты в общежитиях, вечная неустроенность, постоянное отсутствие мужа дома... Некоторые вещи, которые переезжали вместе с ними, они даже не распаковывали: те так и стояли в углах, уложенные в коробки и деревянные ящики.

Вскоре муж отправился в Афганистан, и на плечи Галины Цветковой свалился груз ответственности за себя, за семью и постоянное беспокойство за мужа. К счастью, в стране начались перемены, и война в Афганистане для советских офицеров закончилась. Но для армии перемены, начавшиеся в стране в конце 80-х — начале 90-х, ничего хорошего не предвещали... Денежное и материальное содержание ухудшалось, страдала дисциплина, социальной поддержкой офицеров никто не занимался. А уволиться из армии раньше положенного срока было нереально. К тому моменту, когда Николай Цветков дослужился до подполковника ВВС, его жена работала заведующей почтового отделения, и фактически именно она обеспечивала семью. Гордого офицера такое положение дел задевало, так что при первой возможности он уволился из армии и перешел на преподавательскую работу. Семья Цветковых вернулась в Москву. Но Николай не спешил с головой бросаться в кооперативно-ваучерные авантюры. По-военному основательный, он решил для начала подготовить соответствующую теоретическую базу и снова отправился учиться. На этот раз на менеджера в Плехановскую академию. Учебу Цветков сочетал с практикой: его новым местом работы стала инвестиционно-консалтинговая компания «Брокинвест». Эту компанию Цветков создал вместе со своим товарищем. Причем, как рассказывают, в уставный фонд компании был внесен деревенский домик в Подмосковье, принадлежавший жене Цветкова: собственных капиталов у компаньонов не было.

Компания «Брокинвест» родилась в 1992 году. Этот год стал по-настоящему счастливым для Николая Цветкова. Но не только потому, что в 1992 году он начал свой бизнес. В это время произошло еще одно событие, имеющее судьбоносное значение в биографии бизнесмена. Николай Цветков встретил Вагита Алекперова. Нынешний президент «ЛУКОЙЛа» всерьез поспособствовал продвижению отставного подполковника в бизнес.

Они встретились в 1992 году. Вагит Алекперов в это время приступил к осуществлению своего грандиозного плана по созданию в России первой вертикально интегрированной нефтяной компании. В 1992 году был создан нефтяной концерн «ЛУКОЙЛ», тогда еще формально подчиненный государству. Но Алекперов уже выстраивал схему превращения «ЛУКОЙЛа» в частную компанию и активно формировал команду единомышленников.
Алекперов и его ближайшие партнеры великолепно знали свою отрасль. Но выход на принципиально новый этап развития бизнеса требовал не только и не столько наличия связей в правительстве и наличия опыта работы в «нефтянке». Были нужны специалисты, хорошо понимающие инвестиционные и финансовые инструменты бизнеса. А найти таких специалистов на руинах советской империи было очень непросто. Молодых авантюристов, которые толпились у дверей Российской товарно-сырьевой биржи с самого утра, было предостаточно. Но в подавляющем большинстве это были дилетанты, ничего не смыслящие в экономике.

Цветков Николай Александрович, в отличие от большинства пионеров российского бизнеса, был образованным биржевым брокером, который хорошо понимал механизмы работы финансовой системы. Цветкова и Алекперова свел Леонид Федун — тоже бывший кадровый офицер, которого Вагит Алекперов пригласил из Когалыма в Москву строить свою нефтяную компанию. Счастливый случай? Наверное. Хотя и не без заслуг самого Цветкова: подполковник в отставке, говорят, всегда отличался серьезным подходом к делу. Два офицера быстро нашли общий язык. И вскоре небольшая компания Цветкова стала инвестиционно-финансовым консультантом «ЛУКОЙЛа», тогда еще государственного концерна.

Через год после встречи, в 1993-м, Цветков создает Нефтяную инвестиционную компанию «НИКойл». По утверждению самого Николая Цветкова, название этого первенца российского фондового рынка было образовано не от первых букв его имени — Николай, а является аббревиатурой от слов Нефтяная инвестиционная компания. Впрочем, впоследствии Николай Цветков сменил название «НИКойл» на более русское — «УРАЛСИБ». Тем более что со временем нефть перестала быть основным источником дохода корпорации. А в начале своего пути, сделав ставку на нефть, Цветков, несомненно, вытащил козырную карту.

С 1992 года, когда Борис Ельцин подписал указ о создании трех вертикально интегрированных компаний, начался активный передел нефтяного рынка. Возможности российской нефти интересовали иностранных инвесторов, пришедших на российскую фондовую биржу. Игроки, искавшие возможность получения легких денег, готовы были покупать акции нефтяных компаний, несмотря на все существовавшие риски. В свою очередь российские нефтяные компании, получившие возможность самостоятельно выстраивать всю цепочку от добычи и производства до покупателей, были заинтересованы в притоке денег, которые можно было вкладывать в развитие. В этих условиях услуги, которые предлагал Цветков и его компания, были востребованы и приносили быструю прибыль. Николай Цветков вместе с «ЛУКОЙЛом» участвовал в приватизации предприятий нефтяного сектора. Работая с Алекперовым, «НИКойл» приобрел около 15 клиентов — различных предприятий нефтяной отрасли. Параллельно компания Цветкова оказывала консультационные услуги. За несколько лет работы в «нефтянке» клиентская база «НИКойла» расширилась до 50 предприятий.

Созданная структура эффективно работала и способствовала усилению взаимных коммерческих интересов двух хозяев. В начале 90-х страну охватила «золотая лихорадка». Всеобщая жажда быстрого обогащения подталкивала население к тому, чтобы нести свои деньги в многочисленные фонды, обещавшие выплату высоких дивидендов. Свой чековый инвестиционный фонд был и у «ЛУКОЙЛа». В какой-то момент Алекперов решил доверить этот «непрофильный актив» своему партнеру — Николаю Цветкову, справедливо полагая, что умелый финансист с большей выгодой сумеет им распорядиться.

События показали, что Алекперов не ошибся в прогнозах. Когда «финансовые пирамиды» рухнули, сбережения большинства граждан оказались похороненными. Цветков спас свою компанию от подобной участи. Преобразовав чековый инвестиционный фонд в паевые фонды, Цветков Николай Александрович обратил вклады своих клиентов в акции преуспевающей нефтяной компании. Такая ситуация была нехарактерна для 90-х годов. Но, сохранив вклады клиентов, Цветков тем самым укрепил финансовое положение своей компании.

Несмотря на выгодное партнерство с «ЛУКОЙЛом», в середине 90-х Николай Цветков был не более чем успешным финансистом. Он и не помышлял о присутствии в рейтинге «Forbes». Его компания занималась тем, что управляла в основном чужими деньгами. И хотя Цветков видел, что нефть, которой занимались его друзья, приносит колоссальные прибыли, у него не возникало стремлений сменить сферу деятельности. Цветков отдавал себе отчет, что его бизнесом является именно то, чем он занимается, — управление деньгами клиентов. Именно в этом он видел путь к успеху. И для того, чтобы этого успеха добиться, нужно было развиваться, расширять свое присутствие именно в этой сфере.

В 1996 году Николай Цветков делает следующий шаг в выбранном направлении. Он покупает небольшой коммерческий банк «Родина» (с 1998 года— Акционерный банк «Инвестиционно-банковская группа НИКойл») и на его базе создает инвестиционно-банковскую группу, развивающую два стратегических направления: инвестиционное и коммерческое банковское. Создавая эту структуру, Цветков делал ставку не столько на сбережения граждан, которые по-прежнему предпочитали хранить свои средства «в чулке», сколько на рост реального сектора экономики. Приватизация открыла дорогу частным компаниям. И с каждым днем появлялись все новые компании: в нефтяной промышленности, в торговле, в строительстве, в транспортной сфере. Все они нуждались в широком комплексе банковских услуг: от обслуживания счетов до кредитования и страхования. Банковская группа Цветкова начинает формировать свою клиентскую базу, открывает отделения в различных регионах страны.

Российские компании активно выходили на международные рынки. Для Цветкова это было очевидным знаком того, что необходимо предлагать клиентам новые услуги в инвестиционной сфере. В 1998 году произошла интеграция в финансовую корпорацию лидера российского брокерского бизнеса — компании «РИНАКО Плюс». Компания Цветкова одной из первых российских компаний приводит свои услуги в соответствие с международными стандартами, заручившись поддержкой крупнейшей в мире консалтинговой фирмы — «McKinsey & Сотрапу».

Результатом реализации этой стратегии стало то, что к концу 90-х Николай Цветков создает успешную многопрофильную финансовую корпорацию. Раньше других начав работать на западных рынках, «НИКойл» завоевал авторитет среди иностранных клиентов и партнеров по бизнесу, создал себе репутацию надежного инвестиционного канала в Россию.

В новое тысячелетие бывший армейский офицер Цветков Николай Александрович вошел еще не миллиардером, но уже одним из самых влиятельных российских бизнесменов, чей авторитет признавали даже на Западе. Международное рейтинговое агентство «Fitch» в 2001 году присвоило корпорации «НИКойл» высший международный кредитный рейтинг в категории компаний и банков России, в акционерном капитале которых не участвует государство или иностранные акционеры.

В 2002 году структуры Романа Абрамовича и Олега Дерипаски завладели акциями «Автобанка». Но этот актив принес новым собственникам массу проблем, связанных с тем, что один из бывших держателей большого пакета акций счел свои интересы ущемленными. Стремившийся к расширению бизнеса Николай Цветков выкупил акции банка. По неофициальной информации, покупка обошлась Цветкову в 100 миллионов долларов. Но банк, бывший головной болью для других, для Цветкова оказался весьма выгодным приобретением. Купив «Автобанк», Николай Цветков стал владельцем филиальной сети, насчитывающей 110 точек продаж в 50 регионах России. В «Автобанке» на тот момент обслуживалось 400 тысяч частных вкладчиков. В том же удачном для него году Николай Цветков сделал весьма выгодное вложение средств. 24 июня 2002 года Президент Путин подписал закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Руководствуясь законом, Николай Цветков создает Земельную агропромышленную корпорацию — «ЗНАК». Корпорация начинает приобретать земли на родине Николая Цветкова — в Красногорском районе, а также в Дмитровском, Истринском, Рузском и Раменском районах Подмосковья. За три последующих года корпорация «ЗНАК» стала крупнейшим частным землевладельцем Московской области.

Стремясь к завоеванию положения лидирующей российской финансовой структуры, Николай Цветков в 2002 году приобрел Промышленно-страховую компанию, а в 2003 году — крупнейший региональный банк «УРАЛСИБ», давший новое название всей империи Николая Цветкова. В 2004 году журнал «Forbes» включил Николая Цветкова в рейтинг богатейших людей планеты, оценив его состояние в 1,3 миллиарда долларов.

Стремительный скачок от скромной жизни армейского офицера до обладателя миллиардного состояния не стал испытанием для семейной жизни Цветковых. В отличие от многих своих соседей по списку богатейших людей России Николай. Цветков ни разу не был замечен в обществе длинноногих девиц из модельного бизнеса и ни разу не становился объектом слухов и внимания бульварных газет. Цветковы воспитывают двух дочерей. По признанию Галины Цветковой, в ее жизни мало что изменилось с тех пор, как муж ушел из армии и стал главой успешной финансовой корпорации: он по-прежнему большую часть времени проводит на работе. Вместе они уже больше 25 лет. Говорят, что Цветковых сплотили скитания по гарнизонам. В «новой жизни» Галина Цветкова продолжает самым активным образом поддерживать мужа в его делах.

Сегодня жена Николая Цветкова возглавляет корпоративный семейный клуб «УРАЛСИБа». Она организует семейные вечера для сотрудников корпорации. Семья занимает важное место в жизни Цветкова. Один выходной председатель совета директоров «УРАЛСИБа» старается проводить в кругу своих близких. Однако на первое место среди корпоративных ценностей Цветков без оговорок ставит «результативность бизнеса».

Николай Цветков очень строг с дочерьми. Возможно, отчасти это вызвано заботой об имидже корпорации. Так, младшая дочь Виктория заслужила у светских львов и модных обозревателей звание «самой засекреченной невесты России». Девушка держится в стороне от светских тусовок, в клубах и ресторанах она если и появляется, то инкогнито, что несложно, так как в глянцевых журналах и на телеэкране Викторию не увидишь.

Чтобы воспитать дочь достойной продолжательницей семейных традиций, Николай Цветков привлек ее к участию в деятельности благотворительного фонда, названного ее именем, — «Виктория». Согласно официальной информации, фонд занимается помощью детям-инвалидам, детям-сиротам и детям из неблагополучных семей. Дай бог! Хотя один известный публицист, говоря о «девятом вале» российской благотворительности, вполне справедливо заметил: У каждого уважающего себя олигарха в России есть благотворительный фонд, а то и не один. Учитывая размеры состояний наших миллиардеров и их количество, даже странно, что у нас еще есть нищие и дети-сироты.
Хотя ничего странного на самом деле нет: эти фонды помогают единицам, а вот репутационная прибыль, которую получают олигархи, и налоговые льготы действительно велики.

Это мнение, приводимое здесь, — не более чем попытка соблюсти объективность и представить разные точки зрения на образ самых богатых россиян. Бог судья автору этих слов — в них есть горькая доля правды. Но, пожалуй, за благотворительность, какие бы цели она ни преследовала, российских миллиардеров упрекать не стоит. Тем более что есть множество других поводов высказать упреки и недовольство: показная роскошь и расточительство, использование государственных институтов для лоббирования своих интересов, присвоение недр и так далее. Николай Цветков — один из немногих, к кому сложнее всего придраться с подобными упреками.

Став частью элиты, Цветков не забыл, откуда он родом: в его корпорации работает немало выходцев из армии, в частности прошедших Афганистан. Николай Цветков заметно отличается от многих супербогатых россиян. Он активно занимается различными оздоровительными системами и считает, что это позволяет накопить больше сил, приходить на работу с той же легкостью, что и в юности. И отношения с партнерами, по его мнению, выстраиваются легче, когда они видят, что ты полон сил. Успехи бизнеса Цветкова — лучшее тому подтверждение.

Тактика Цветкова — в духе его армейского прошлого, завоевательная. С 2003 года он активно начал продвигать новую для России идею финансового супермаркета. Суть идеи состоит в том, что банковские, страховые и инвестиционные услуги сосредоточиваются в одном месте — центре финансовых услуг. Такие центры работают сегодня по всей стране. Но это только одно из направлений «наступления». По сути, Цветков уже давно создал финансовый супермаркет, предоставляющий услуги самым состоятельным клиентам — регионам России.

Финансовая корпорация Цветкова имеет более тысячи офисов в 81 регионе Российской Федерации. Управление корпорацией ведется по шести региональным направлениям — по числу федеральных округов. Своим «вниманием» Цветков стремится охватить не только все регионы страны, но и все категории граждан, в том числе пенсионеров и семьи с небольшим достатком. Для этих целей Цветков приобрел сеть супермаркетов «Копейка». Перечисляя завоевания и владения Николая Цветкова, нельзя не отметить, что самое главное его богатство — это безупречная репутация. Цветков смог даже приобрести историческое достояние России — Ломоносовский фарфоровый завод и при этом не удостоился обвинений в расхищении культурного наследия. Завод был основан в 1744 году дочерью Петра Великого Елизаветой — тогда он назывался Императорским. Более полутора веков производство фарфора принадлежало династии Романовых, однако после революции предприятие национализировали. При новой власти Ломоносовский фарфоровый завод не снизил качество своей продукции. Так называемый «агитационный фарфор» — посуда с большевистскими лозунгами, представленными пионерами советского авангарда, ценится на мировых аукционах не меньше, чем изделия «Фаберже». После перестройки завод не избежал общих для государственных предприятий трудностей. Производство стало сокращаться. Из-за задержек и невыплат зарплаты мастера стали уходить. Оборудование ветшало. Приватизация в данном случае могла поставить крест на национальном достоянии. В 2000 году на завод пришли иностранные инвесторы — американский инвестиционный фонд «США-Россия», компания «Kohlberg Kravis Roberts & Со» и группа компаний «Stoomhamer Amsterdam». Однако уникальность завода, и особенно музея, в котором по традиции хранятся вторые экземпляры всех уникальных изделий, изготовленных на заводе со времен императрицы Елизаветы, сыграла с западными инвесторами злую шутку. Грядущее акционирование вызвало волну общественного возмущения фактом продажи достояния российской истории иностранцам. Минимущество пыталось доказать факты нарушения при акционировании завода, чтобы вновь его национализировать. Эта попытка провалилась, но на поверхность всплыли другие нелицеприятные факты, связанные с деятельностью бывшего руководства завода, в частности факт продажи бренда «ЛФЗ» офшорной компании.

Поэтому иностранные акционеры с радостью воспользовались предложением Николая Цветкова о покупке акций. Галина Цветкова стала владелицей более 75 % акций и председателем Наблюдательного совета завода. С ее приходом ЛФЗ (в настоящее время Императорский фарфоровый завод) вновь стал официальным поставщиком Кремля и правительственных учреждений и вернул себе лидирующее положение на рынке. Экономическая эффективность, возможно, не главное, что заставило жену финансового магната стать собственницей завода. Галина Цветкова является коллекционером и любителем фарфора, именно в этой области, очевидно, и лежат ее интересы.

Что до самого Николая Цветкова, то он, похоже, отлично понимает, что, будучи полезным своей стране, можно развивать бизнес дольше, чем уклоняясь от налогов и переводя миллиарды в швейцарские банки.