Усманов Алишер Бурханович
Автор: Самодуров В.   

Рассказ об Усманове можно было бы начать так: «...Олег был почти неуязвим. Лишь изредка ребятам удавалось зацепить его клинком. И тогда „автор" укола весь день ходил именинником. Алишеру повезло. Начиная осторожную разведку, он вспомнил слова Олега: „Фантазируйте. На одних классических приемах далеко не уедете. Бой — это творчество".

„Ладно, пофантазируем", — сказал себе Алишер. Он сделал вид, будто идет в атаку снизу, но хочет закрутить перевод в верхний сектор. Однако делать перевод не стал, а упал на левую руку и направил клинок в нижний край Олегова нагрудника.

Конечно, этот трюк был сплошным пижонством. Но сейчас он удался: рапира упруго выгнулась — укол!

— Ловко, — сказал Олег. — Хотя, конечно, не ново. Эта штука описана еще Проспером Мериме.

— Я не читал, — признался Алишер.

— Весьма возможно... Продолжим.

Кончилась жеребьевка. Сереже выпало выступать в первой же паре. Он застегнул нагрудник, натянул перчатку... и понял, что уже не боится и не волнуется. Первый бой был нелегкий. Большой, грузный Виктор Потапов лишь на первый взгляд казался неповоротливым. Клинок его мелькал и свистел перед Алишером, выписывая кольца и восьмерки. Потапов не тратил времени на долгую разведку, он шел напролом в атаку за атакой, давил корпусом, вертя двойные и тройные переводы. Алишер уходил в сторону и огрызался короткими контратаками.

У них было уже по три очка, когда Потапов налетел на Алишера всем корпусом, проскочил вперед, извернулся и нанес удар со спины.

— Четыре — три...»

Ему и сейчас снятся эти «белые» сны — воздушные и прозрачные, как карандашные рисунки на белом листе, — сны про детство, про сражения на эспадронах в спортивном зале, пронизанном солнечными лучами... Когда просыпаешься, словно эхом из этих снов доносятся чьи-то забытые голоса и слова. И снова в мозгу возникает, как заповедь: «Если мечтаешь о первом месте, проигрывать первый бой нельзя». И несмотря на то что он уже знает, что это сон, который закончится через мгновение, каким-то шестым или десятым чувством он ощущает присутствие в дальнем конце этого белого зала необыкновенной девочки, которую он увидел однажды весной...

Судьба Алишера Усманова похожа на индийский фильм или приключенческий роман. В этом романе и город со сказочными садами, где прошло его детство, и долгие годы, проведенные в тюрьме, и признание его невиновности, и обретение несметного богатства... А самое главное — выстраданная, огромная и красивая любовь, которую он пережил, разделил, взрастил и сохранил вместе с Ириной Винер — легендой художественной гимнастики. Их история — один из тех редких случаев, когда ни деньги, ни известность не смогли испортить многолетних отношений.

История Алишера Усманова началась в Узбекистане в 1953 году. Здесь он родился и вырос. Его отец был прокурором Ташкента. В те годы в Узбекистане это означало примерно то же, что быть сыном шаха или визиря во времена феодализма. Почет, уважение, богатство и неотступная опасность, исходившая от других обитателей советского Олимпа. В конце концов все именно так и случилось: знаменитое «хлопковое дело» низвергло десятки советских руководителей, в числе которых был и отец Алишера. Сам Алишер Усма-нов тоже попал в жернова политической (а вернее, властной) мельницы, пережив страшные годы тюрьмы и изгнания. Но в семидесятых годах такого исхода никто даже не мог предвидеть, и Алишер готовился к блистательному будущему. Перед ним были открыты все дороги.

Родители видели его будущим дипломатом или юристом. Не было никаких сомнений в том, что сын поступит в престижный московский вуз и даже без родительской помощи окончит его с отличием. Алишер рос активным и смышленым мальчиком. Ему легко давалась учеба. Он жадно схватывал знания, любил читать, увлекался спортом. Причем в спорт его привела литература. Прочитав в детстве «Трех мушкетеров», Алишер буквально заболел шпагами и мушкетерскими поединками. Эти грезы наяву требовали немедленного воплощения, и родители отдали сына в секцию фехтования, которая стала для мальчика вторым домом. Алишер отдавался тренировкам увлеченно, до самозабвения. Его приводил в восторг этот красивый и благородный спорт, сочетавший в себе азарт и изящество, мудрость и силу. Эспадрон в руке, словно волшебная палочка, переносил Алишера в мир подвигов, сражений и романтики. Белая дорожка, на которой происходил поединок, была тем центром мира, в котором он был искусным, справедливым и великим творцом. Через два года занятий Алишер вошел в юношескую сборную республики по фехтованию. Позже он стал мастером спорта и входил уже в сборную команду Союза.

Свою единственную любовь и будущую жену Алишер Усманов также встретил в спортзале. Ирина Винер занималась художественной гимнастикой. Во Дворце спорта занятия фехтовальщиков и занятия гимнастов проходили в одном большом зале. Ирина Винер уже тогда была юной звездой советской художественной гимнастики. Они заметили друг друга одновременно, хотя и много лет спустя Алишер Усманов продолжает настаивать на том, что он первым обратил на нее внимание. Может быть, и так, но подойти к ней тогда он все равно не решился. Интеллигентный стройный юноша с темными глазами с тоской наблюдал затем, как тренируется Ирина.

Она же говорит, что заприметила поклонника с первого дня, когда увидела его в зале. Не обратить на него внимания было просто нельзя. Алишер Усманов и на тренировки ходил как на соревнования, поэтому старался выглядеть безупречно. Его тренировочный костюм был перешит из парадного мундира отца: белый плотный китель с двумя рядами горящих золотом пуговиц. Он как будто чувствовал, что Ирина наблюдает за ним, и сражался красиво и отчаянно, как будто предвидел, что уже через несколько лет ему придется выдержать долгое и беспощадное сражение с судьбой. А тогда ничто не предвещало этого боя: огромный зал, в котором два юных существа наблюдали украдкой друг за другом, пронизывали лучи солнца и отражались от золотых пуговиц на белоснежном фехтовальном мундире.

Когда пришел период юношеских забот — окончание школы, экзамены в вуз, — им показалось, что эта влюбленность была всего лишь детской игрой. Но это было не так. В 1971 году Али-шер Усманов поступил в МГИМО на специальность «международное право». Он был душой «золотой молодежи» тех лет. Скромный, интеллигентный, начитанный, обаятельный. У него была целая свита поклонниц. Но Алишер, казалось, искал какой-то недостижимый идеал. И в поисках этого идеала он посещал все приемы, показы мод, премьеры спектаклей и фильмов. Будучи сыном прокурора Узбекистана, он сумел завести немало полезных знакомств в среде советской «золотой молодежи». В частности, его приятелем был Сергей Ястржембский — ныне помощник президента РФ, а также глава Всероссийской федерации художественной гимнастики.

Однажды он возвращался домой с конкурса парикмахеров, где было множество красивейших девушек. Проходя по Калининскому проспекту, он вдруг увидел знакомое лицо. Это была Ирина Винер. Она, как всегда, была погружена с головой в заботу о своих учениках и должна была встретиться с человеком, который обещал ей помочь с билетами на самолет.

Она так вспоминает эту встречу: Мы случайно встретились на Калининском проспекте, я ждала человека, который обещал помочь достать билеты для команды, — тогда с билетами было очень сложно. Алишер меня сразу узнал, подошел: «Здравствуйте, Ирина». В моменты, когда я решаю проблемы, связанные с детьми, мне ни до кого. Поэтому ответила достаточно резко. Но он нашелся: «А у вас тренировалась моя сестра». Это сразу изменило тон разговора — о своих учениках я готова говорить всегда... И уже через день была просто околдована его обаянием и энциклопедическими знаниями.

Они встречались несколько лет. В обеих семьях родители уже подыскали подходящие партии для своих детей. И детям приходилось скрывать свои чувства. Отец Алишера, к тому времени прокурор республики, ждал, когда сын выберет подходящую узбекскую невесту, сам прикладывал немало сил к тому, чтобы найти достойную во всех отношениях спутницу для сына. Отец Ирины Винер был известным художником, членом Академии художеств, и у него были свои представления о том, кто должен стать мужем его дочери. В общем, эта история если и не была повторением истории Ромео и Джульетты, то только по причине темпераментов отцов семейств. Молодая пара даже и заикнуться не смела о своем желании быть вместе. К тому моменту, когда Ирина и Алишер твердо решили признаться родителям в своих чувствах, судьба в очередной раз решила проверить их на прочность.

После окончания вуза карьера Алишера Усманова складывалась удачно: после МГИМО он работал научным сотрудником Академии наук СССР, старшим референтом ЦК ВЛКСМ Узбекистана, генеральным директором Внешнеэкономической ассоциации Советского комитета защиты мира. Но во власти грянула очередная война кланов.

В Узбекистане расследовалось громкое «хлопковое дело», возбужденное против высших чинов республики, и он, сын одного из руководителей узбекской прокуратуры, как говорит Ирина Александровна, оказался «удобной мишенью для недоброжелателей» и на шесть лет попал в тюрьму.

В 80-х годах прокурорский сын оказался фигурантом громкого скандала. По официальной информации, Усманов вместе со своим приятелем Насымовым, оперуполномоченным особого отдела КГБ, сыном заместителя председателя КГБ Узбекской ССР, были осужден военным трибуналом Туркестанского военного округа за вымогательство 30 тысяч рублей у военнослужащего СА Майорова. Получил 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Отцы Усманова и Насымова были сняты с должностей.

На свободу он вышел досрочно, отсидев в колонии шесть лет вместо назначенных восьми. Винер не любит вспоминать о том периоде, говорит о нем эвфемизмами типа «когда Алишер был далеко...». Так вот: Когда Алишер оказался далеко от меня, он прислал платок: это по узбекскому обычаю предложение руки и сердца. Я храню его до сих пор.

Сама же Ирина Александровна все это время была с головой погружена в работу. У Винер не совсем традиционные методы подготовки гимнасток. Они, эти методы, предполагают достаточно близкие, по сути, родственные отношения с воспитанницами. Девочек, приезжавших в Ташкент из других городов, она брала к себе домой. Венера и Амина Зариповы, Марина Николаева жили у нее годами. Она готовила для них, стирала, покупала одежду. Наверное, она уделяла им даже больше времени, чем родному сыну Антону, который во время бесконечных маминых сборов жил с бабушкой.

Когда Алишер Усманов вышел на свободу, они расписались и вскоре перебрались в Москву. Здесь предпринимательские качества Алишера Бурхановича оказались востребованными, он быстро сделал карьеру в «Газпроме». Кто кому помогал — муж жене или наоборот, — семейная тайна. На Востоке всю правду о себе рассказывать не принято.

В бизнес Усманов пришел после освобождения из колонии. Сначала в родном Узбекистане предприниматель организовал для состоятельных иностранцев охоту в горах Памира, а затем не без помощи университетских друзей перебрался в Россию. Первым делом Усманова стал цех по производству полиэтиленовых пакетов на базе Раменского завода пластмасс в Московской области, а также поставки табака. Производство пакетов вскоре попало под серьезную проверку, и Усманову пришлось его свернуть. А вот сигаретный бизнес стал для него надежным источником больших доходов и обеспечил ему финансовую базу для вхождения в банковский бизнес.

После освобождения Алишер Усманов окончил Финансовую академию при правительстве РФ по специальности «банковское дело».

Как о серьезном предпринимателе и финансисте о нем заговорили, когда Усманов вошел в состав совета директоров Первого русского независимого банка. В 1993 году эта финансовая структура выступила как соучредитель «МАПО-банка». В создании банка также приняли участие Московское авиационное производственное объединение «МиГ», государственное предприятие «Алмазювелирэкспорт», компания «Роснефть», Оскольский электрометаллургический комбинат и Российский союз промышленников и предпринимателей. По слухам, среди учредителей банка было несколько генералов из Службы внешней разведки, которая держала в «МАПО-банке» свои счета. Но даже если это и не так, то банк не испытывал недостатка в средствах. Банк являлся одним из уполномоченных банков Управления делами Президента. Одним из основных клиентов банка было «Росвооружение», проводившее через банк многомиллионные сделки.

Примерно в это же время Усманов с партнерами учредили Межбанковскую инвестиционно-финансовую компанию «Интерфин», вскоре тоже вошедшую в состав акционеров «МАПО-банка». Председателем правления стал сотрудник Шестого управления КГБ Евгений Ананьев, у которого Усманов сначала был советником, а затем первым заместителем. По некоторым данным, банк пользовался покровительством тогдашнего вице-премьера Олега Сосковца и начальника Службы безопасности Президента Александра Коржакова. А в августе 1997 года Евгений Ананьев указом Бориса Ельцина был назначен на пост гендиректора «Росвооружения».

К тому времени Усманов «созрел» для скупки промышленных предприятий. Собственных денег для этого у него было недостаточно, но его партнеры по банковскому бизнесу были готовы обеспечить Алишера Усманова оборотным капиталом. Одним из партнеров Усманова в то время стал Андрей Скоч, имевший серьезный опыт в торговле нефтепродуктами. В 1997 году Усманов нашел еще одного партнера — им стал Лев Кветной. Молодой и энергичный бизнесмен Кветной был выпускником Государственного института физической культуры по специальности «тренер-преподаватель». Но к моменту знакомства с Усмановым Лев Кветной успел поднатореть в коммерческой деятельности.

Тогда же у Алишера Усманова сложились тесные отношения с главой компании «Транскон-салт» Василием Анисимовым, который в то время специализировался на толлинге алюминия. По словам Анисимова, на протяжении многих лет они с Усмановым кредитовали друг друга, рассчитывались вовремя, дружили, но совместного бизнеса не вели. В 2000 году Анисимов оставил алюминиевый бизнес, продав акции заводов структурам Романа Абрамовича и группе «СУАЛ», но сохранив отношения с Усмановым.

Обеспечив себе финансовую базу и команду деловых помощников, в 1997 году Алишер Усманов приступил к приобретению крупных активов. Первой серьезной сделкой для него стала приватизации геологоразведочной компании «Архангел ьскгеологодобыча». Контрольный пакет акций предприятия был продан подконтрольной «ЛУКОЙЛу» компании, а Усманову удалось получить место в ее совете директоров. К моменту приватизации компания имела 14 лицензий на разработку нефтяных месторождений в Ненецком округе.

Тогда же бизнесмен начал инвестировать средства в акции металлургических предприятий. Получать контроль над металлургическими предприятиями тогда было проще всего, пользуясь огромными долгами, которые накапливались у них перед поставщиками сырья, топлива или покупателями, платившими вперед. Поскольку сам Усманов с металлургическими предприятиями бизнес не вел и долгов перед ним у предприятий не было, то он решил воспользоваться чужими долгами. Усманов заключил альянс с «Газпромом», и тогдашний глава монополии Рем Вяхирев поручил компании Усманова разработать и реализовать программу по взысканию задолженности с некоторых металлургических предприятий.

Миссия, возложенная на Усманова, удалась. Усманов смог не только вернуть «Газпрому» деньги, которые задолжали металлурги, но и обеспечил себе вхождение в металлургический бизнес.

За успешную работу по взысканию долгов в 1998 году Усманова пригласили работать в «Газпром». Он стал первым заместителем генерального директора Газпроминвестхолдинга» — дочерней компании «Газпрома». Два года спустя он возглавил «Газпроминвестхолдинг», а также был назначен советником Рема Вяхирева в совете директоров материнской компании.

После смены руководства в газовой монополии Усманов сделал все, чтобы доказать свою полезность новому главе концерна Алексею Миллеру. Для этого бизнесмен, по слухам, установил тесные контакты с Александром Красненковым, руководителем департамента по управлению имуществом и куратором возврата активов. Тот поручил Усманову не менее сложную задачу, чем выбивание долгов. Руководство «Газпрома» хотело, чтобы Усманов вернул в компанию газовые активы, которые попали в частные руки. В то же время газпромовские начальники доверили Усманову распродажу непрофильных предприятий газовой монополии.

К тому моменту за Усмановым уже закрепилась репутация человека, который может договориться с кем угодно. И Усманов в очередной раз оправдал оказанное доверие. В частности, ему удалось договориться о передаче в монополию на выгодных условиях около 5 % ценных бумаг «Газпрома», находившихся на балансе «Стройтранс-газа». Крупными акционерами этой компании были ближайшие родственники Рема Вяхирева и Виктора Черномырдина. Бумаги были выкуплены в 2002 году всего за четыре с половиной миллиарда рублей, причем векселями со сроком погашения в 2004 году. На тот момент рыночная стоимость пакета составляла 832 миллиона долларов — по тогдашнему курсу около 25 миллиардов рублей. В «Газпром» был передан также 25-процентный пакет самого «Стройтрансгаза». При участии Усманова газовый монополист вернул себе контроль над рядом добывающих «дочек», в частности над «Севернефтегазпромом».

Реализация непрофильных для «Газпрома» активов вообще не представляла для Усманова проблемы. Более того: эта «распродажа» как нельзя лучше соответствовала его интересам в металлургической отрасли. Ведь к числу предприятий, от которых хотел избавиться «Газпром», относились в том числе Оскольский металлургический комбинат и Лебединский горно-обогатительный комбинат. Усманов фактически продал эти предприятия самому себе. И в накладе он не остался. Приобретение одного только Лебединского ГОКа, который занимает первое место в России по производству железной руды, делало Усманова одной из ключевых фигур в российской металлургии.

К заслугам Усманова причисляют также реструктуризацию «Газпром-Медиа» — холдинга, объединяющего все медийные активы «Газпрома», в том числе телеканал НТВ. Таким образом, Усманов успешно совмещал работу «для страны» с работой в собственных интересах. Интересы государства, естественно не бесплатно, Усманов обеспечивал своей работой на благо «Газпрома». А собственные — расширяя свое влияние в металлургической отрасли.

В 2003 году вместе с Олегом Дерипаской он приобрел у предпринимателя Андрея Андреева Орско-Халиловский металлургический комбинат, а годом позже выкупил долю самого Дерипаски и преобразовал предприятие в компанию «Уральская сталь». Кроме того, Усманов сумел собрать в своих руках значительную долю акций англо-голландской группы «Corus». Однако попытка дальнейшего увеличения пакета ему не удалась. Бизнесмену ничего не оставалось, кроме как расстаться с этим активом. Правда, в накладе он не остался. Затратив на скупку «Corus» около 300 миллионов долларов, от продажи акций он выручил более 600 миллионов.

В 2004 году имя Алишера Усманова попало в рейтинг богатейших людей планеты. Посчитав активы, контролируемые Усмановым, эксперты оценили его состояние в 1 миллиард долларов.

В октябре 2004 года Алишер Усманов и другой «начинающий миллиардер», Бидзина Ива-нишвили, решили объединить свои металлургические активы. Они договорились купить друг у друга крупные доли в Михайловском ГОКе и «Уральской стали». На правах партнера к альянсу должен был присоединиться бывший совладелец «СУАЛа» Василий Анисимов.

Вместе с партнерами Усманов выкупил доли Льва Кветного в Лебединском ГОКе и Осколь-ском электрометаллургическом комбинате. Все активы Усманов объединил под началом своей компании. В результате этой сделки принадлежащая Усманову компания «Металлоинвест» превратилась в крупнейший в России железорудный холдинг стоимостью около 8 миллиардов долларов.

Алишеру Усманову удалось сделать то, чем не может похвастаться практически никто из списка российских миллиардеров. Свои капиталы он нажил в предельно короткий срок, причем сделал это исключительно «методом созидания».

Усманов не участвовал в залоговых аукционах, не вел продолжительных войн с конкурентами. Если Усманов и приобретал что-то, то пользуясь исключительно инструментами бизнеса, не прибегая к силовым захватам, административному ресурсу или грубому давлению. Даже его конкуренты признают, что Усманов — один из самых консервативных бизнесменов, с которыми им приходилось иметь дело. Редко кто вспоминает о том, что Усманов отсидел 6 лет в колонии. Кстати, в 2000 году решением Верховного суда Узбекистана Усманова полностью оправдали, признав, таким образом, что обвинения, выдвинутые против него в 80-х годах, были сфабрикованы.

Среди представителей крупного бизнеса у Усманова гораздо больше друзей, чем врагов. Среди его деловых партнеров Олег Дерипаска, Владимир Лисин, Александр Абрамов. Не заладились отношения только с Алексеем Мордашовым. В 2003 году «Северсталь-ресурс», имеющий контрольный пакет Оленегорского горно-обогатительного комбината, заблокировал попытки Усманова и Дерипаски, владеющих около 30 % акций, ввести своих представителей в совет директоров предприятия.

Рассуждая о своей стратегии и тактике в бизнесе, Алишер Усманов вспоминает древнюю мудрость. Лидер одной из буддийских школ фехтования Хори Кинтаю утверждал, что совершенный фехтовальщик избегает ссор и схваток. Схватка означает убийство, лучше всего оказаться победителем, избежав ее. Похоже, именно этой идеологии следует по-восточному мудрый Алишер.

Что же касается собственно фехтования, то Алишер Усманов не забыл увлечения детства и юности. Он является президентом Европейской конфедерации фехтования, но активно поддерживает не только фехтование, но и художественную гимнастику, которой беззаветно предана его жена Ирина Винер.

Но расходы на «личные увлечения» — фехтование и художественную гимнастику — Усманов никогда не пытался представить как свидетельство «социальной ответственности» своего бизнеса. В том, что касается «подарков» государству и обществу, Усманов сумел превзойти даже Виктора Вексельберга, вернувшего в Россию коллекцию пасхальных яиц, изготовленных Карлом Фаберже по заказу царской семьи.

Началом серии широких жестов олигарха можно считать покупку издательского дома «Коммерсантъ» в 2006 году. Издательский дом в свое время принадлежал Борису Березовскому и до последнего времени находился под управлением дружественных Березовскому структур. Это обстоятельство серьезно беспокоило российскую власть. Купив издательский дом «Коммерсантъ», Усманов устранил этот источник беспокойства. Но эту сделку, которая обошлась Усманову в 300 миллионов долларов, вряд ли можно назвать благотворительной акцией. По оценкам экспертов, «Коммерсантъ» — весьма прибыльный проект, хотя, конечно, приносимая им прибыль не идет в сравнение с доходами от металлургии. Тем не менее общественное мнение поставило Усманову «плюсик» за эту покупку.

В сентябре 2007 года стараниями Усманова в Россию была возвращена коллекция известных советских мультфильмов, в том числе цикла про Винни-Пуха, Чебурашку и его друзей и так далее. В 90-е годы все права на коллекцию были проданы американской фирме. За возвращение шедевров советской мультипликации на родину Усманов заплатил 10 миллионов долларов. Возвращенного Чебурашку и других мультипликационных героев миллиардер передал новому государственному детскому телеканалу «Бибигон».

Не успела культурная общественность прийти в себя, как Усманов сделал еще более грандиозный подарок, приобретя так называемую «коллекцию Ростроповича - Вишневской». Уникальная коллекция произведений искусства, которую на протяжении 30 лет жизни за границей собирали выдающийся бизнесмен Мстислав Ростропович и его жена Галина Вишневская, должна была уйти с молотка на аукционе «Сотбис». Но Усманов перехватил инициативу. Он купил всю коллекцию за день до проведения аукциона и заявил, что намерен передать ее в дар государству. Сумма сделки не разглашалась. По предварительным оценкам экспертов, стоимость коллекции составляла от 26 до 72 миллионов долларов. Сразу после завершения сделки Усманов передал всю коллекцию в дар Константиновскому дворцу в Стрельне, где она должна быть выставлена для публичного доступа.

Своим примером Алишер Усманов если и не опроверг принцип Старухи Шапокляк — «Хорошими делами прославиться нельзя», — то, во всяком случае, еще раз показал: самые богатые граждане страны умеют не только брать, но и отдавать...