Мона Лиза в Лувре
Автор: Рут Блэкмор и Джеймс Макконахи   

После пяти лет реставрационных работ Зал сословий (зал 6), куда обычно попадают через зал, расположенный между залом Дарю и залом Мольен, снова служит местом демонстрации знаменитой картины Леонардо да Винчи «Мона Лиза», или «Джоконда», как ее называют французы.

Однако если вы войдете туда, учтите, что несколько мгновений созерцания этого шедевра окажутся совсем не такими счастливыми, как вам хотелось бы, поскольку в ушах у вас будут постоянно звенеть просьбы охраны проходить дальше, а глаза будут ослеплять беспрестанные вспышки фотокамер. Но все это быстро закончится, и многочисленная толпа посетителей бесцеремонно вытолкнет вас в более спокойную Большую галерею. Если же вы хотите посмотреть на картину без толпы, постарайтесь прийти в музей среди самых первых или самых последних посетителей. Еще лучше в те дни, когда музей открыт допоздна, а именно в среду или пятницу вечером, приблизительно с 20.00 до 21.45.

Оказавшись в Зале сословий, обратите также внимание на огромное полотно Паоло Веронезе «Брак В Кане Галилейской», которое когда-то висело в трапезной расположенного на острове венецианского монастыря Сап Джордже Маджоре. К сожалению, у вас будет мало шансов спокойно насладиться остальными работами венецианских мастеров.

Картина «Мона Лиза» («Джоконда»), без сомнения, поистине прекрасное творение, но причины ее невероятной известности необходимо объяснить. Похоже, что слава картины объясняется не ее художественными достоинствами, а тайнами и спорами, которые ей сопутствовали, а также особым воздействием на лиц мужского пола; достаточно напомнить, что в свое время она так понравилась Наполеону, что он перевез ее из Лувра во дворец Тюильри и повесил в своей спальне.

«Мона Лиза» — это упрощенное написание названия «Монна Лиза», что в свою очередь является сокращением от madonna («моя госпожа») — так историк XVI в. Джорджо Вазари с почтением писал об изображенной на портрете Лизе Джерардини в своей книге «Жизнь выдающихся итальянских архитекторов, художников и скульпторов». Эта женщина была замужем за неким Франческо дель Джокондо, поэтому итальянцы, а вслед за ними и французы стали называть картину «Джоконда». Однако нет полной уверенности в том, что на картине изображена именно монна Лиза Джоконда. На портрете, который описывает Вазари (хотя сам он его и не видел), у женщины брови «в некотором месте более густые» (у Моны Лизы их вообще нет) и «рот приоткрыт» (Мона Лиза улыбается, но рот ее закрыт). Еще одно свидетельство сохранилось от секретаря кардинала Луиса Арагонского, последнего, кто виделся с Леонардо да Винчи во Франции, где художник провел последние годы жизни при дворе Франциска I в Амбуазе. Похоже, Леонардо показал кардиналу три картины, которые привез с собой из Италии, включая «портрет флорентийской женщины, написанный с натуры». Вот и вся информация, которую можно использовать для идентификации картины. Она предоставляет большие возможности для разного рода альтернативных версий, любительских спекуляций и оспаривания авторства возможных копий картины и других работ Леонардо.

С уверенностью можно только утверждать, что «Мона Лиза» была обнаружена в ванной комнате дворца Фонтенбло, который король Генрих IV в 1590-х гг. задумал отреставрировать. На картину долго никто не обращал внимания: ни публика, ни ценители искусства, пока наконец после семидесяти лет пребывания в Лувре на нее не обратил внимание известный поэт и писатель Теофиль Готье, занявшийся в то время составлением путеводителя по Лувру. Готье высоко оценил картину и назвал ее «восхитительной Джокондой»: «На губах этой женщины всегда играет чувственная улыбка, она как бы насмехается над своими многочисленными поклонниками. Ее безмятежное лицо выражает уверенность в том, что она будет всегда прекрасна». Несколькими годами позже впечатление, которое картина произвела на Готье, стало глубже, и он уже более точно сформулировал особенность этого портрета: «ее извилистый, змеевидный рот, уголки которого приподняты вверх в лиловой полутени, смеется над вами с такой нежностью, грацией и превосходством, что, глядя на нее, мы робеем, как школьники в присутствии знатной дамы».

В Англии картина стала известна в 1869 г. благодаря прозаику Уолтеру Патеру. Он писал: «Это ощущение, которое таким странным образом возникает у воды, выражает то, к чему мужчины стремились в течение тысячелетий... Эта женщина старше, чем скалы, рядом с которыми она находится; подобно вампиру, она уже много раз умирала и познала тайны загробного мира, она погружалась в пучину моря и хранила воспоминание об этом. Вместе с восточными купцами она отправлялась за самыми удивительными тканями, она была Ледой, матерью Елены Прекрасной, и Святой Анной, матерью Марии, и все это происходило с ней, но сохранилось лишь как звучание лиры или флейты и отразилось в изысканном овале лица, в очертаниях век и положении рук».

Когда 21 августа 1911 г. картина была украдена итальянским охранником, а затем найдена только в декабре 1913г., «примадонне» Ренессанса было отведено в музее специальное место. Чуть позже, в 1919 г., дадаист Марсель Дюшан купил дешевую открытку с репродукцией картины, подрисовал на ней козлиную бородку и подписал снизу буквы «LH.O.O.Q», которые по-французски читаются почти как еllе a chaud аи cul, означающее что-то вроде «она горячая девчонка». С тех пор слава картины живет своей жизнью, несмотря на возмущенные протесты художественных критиков. Например, Бернард Беренсон высказал такое мнение: «...(она) неприятным образом отличается от всех женщин, которых я знал или о которых мечтал, иностранка, которую трудно понять, настороженная, хитрая, уверенная в себе, преисполненная чувством враждебного превосходства, с улыбкой, выражающей предвкушение удовольствия». Роберто Лонги заявил, что этой «невзрачной нервной женщине» он предпочитает женщин с полотен Ренуара. Несмотря на это, около портрета Моны Лизы каждый день бывает гораздо больше фотовспышек, чем около самой знаменитой кинодивы на церемонии присуждения Оскара.

Внимание к Джоконде возросло также после того, как она появилась в роли эпизодического персонажа в сенсационной книге Дэна Брауна «Код да Винчи». Заметим, однако, что имя «Мона Лиза» не является закодированным вариантом от «Амон Л'Иза», комбинации имен древнеегипетских богов плодородия Амона и Изиды; иными словами, Мону Лизу нельзя трактовать как выражение двуполого «женского божества». В конце концов, имя «Мона Лиза» — всего лишь английское название картины Леонардо, имя, которого не существовало во время создания картины. Возможно, есть доля правды в том, что Мона Лиза — всего лишь автопортрет Леонардо в женском платье. Специалистам известно, что художник действительно любил рисовать двуполые фигуры, поэтому некоторые искусствоведы и усмотрели сходство между пропорциями лица на картине и эскизом автопортрета Леонардо.

В наши дни картина да Винчи вообще не производит никакого впечатления на многих посетителей музея, равно как на Роберто Лонги или на героиню книги Дэна Брауна Софи Неве, которая вообще считает, что эта картина «слишком маленькая» и «темная». Полотно Леонардо действительно имеет очень небольшие размеры, а именно 53x76 см, и в целом выглядит довольно темным. По правде говоря, оно просто грязное, ведь в то время, как на большинстве репродукций исходные цвета картины «подправлены», еще ни один реставратор не осмелился предложить «подправить» оригинал. Однако когда-нибудь музею все равно придется заняться реставрацией картины, поскольку, как говорят, тонкая основа из тополиного дерева, на котором она нарисована, постепенно деформируется и долго не выдержит. А пока сохранить полотно помогает стеклянное обрамление картины, созданное по проекту одной миланской фирмы. Если вам удастся пробиться через толпы народа, а также через налет славы, грязь веков и ваши собственные неправильные ожидания от картины, вы в итоге увидите удивительное и прекрасное творение.