Взрыв в тайге
Автор: Миколуцкий М.Е.   

Это было в таежном лесу. Ближе к вечеру становилось очень холодно, несмотря на господствующую весеннюю пору. И даже темно-коричневая таежная белка, если оставалась долго без движений, начинала подрагивать и беспомощно сутулится. Тьма надвигалась как будто тень крадущегося дракона, расправившего свои крылья и вытянувшего длинную тонкую шею. Ее присутствие ощущалось уже тогда, когда раскаленное, но негреющее солнце начинало прожигать хвойные лапы, прячась за  их густые длинные иглы. Оно словно цеплялось за острые зубы огромного аллигатора, пожирающего солнечный шар.

Именно во время такого природного представления темнеющее небо осветилось яркой вспышкой, словно к земле приближалась горящая комета или внушительных размеров метеорит. И еще через несколько секунд раздался взрыв, похожий на слабый глухой хлопок, в эпицентре которого начало растекаться черное, с редкой проседью, сферическое облако, с размытыми светящимися краями. Было такое ощущение, что нависший над землей, закрывшей ее своей тенью, дракон ожил, и с его черной пасти вырвались вперемешку с огнем клубы горячего дыма.

Нюра смотрела на происходящее глазами испуганного завороженного ребенка. Она никогда не видела такого зрелища. И сейчас, обхватив рукой тонкую молодую березку, растущую на окраине родного таежного села, она смотрела на клубы сказочного дыма и боялась пошелохнуться, чтобы не привлечь внимание ожившего дракона, легенды о котором хранила в памяти с детских лет.

Однако дракон больше не привлекал к себе внимания, а любопытство наоборот разрасталось, и уже страх был не в силах удерживать его в приделах уравновешенного состояния. Вначале осторожно, словно крадучись, а затем все в более ускоренном ритме, Нюра двинулась к месту взрыва, еще не зная, что ей нужно делать и как себя вести.

Чем ближе она приближалась, тем менее таинственным казалось место, к которому был прикован ее взор, и тем отчетливей вырисовывались чернеющие обломки разорванного тела большой металлической птицы, которую местные жители называли самолетом. Нюра знала, что самолеты делают на больших заводах, названных авиационными, она видела фотографии этих крылатых машин, но не представляла себе, что самолет может превратиться в груду искореженных фрагментов обугленного металла. Подойдя почти вплотную, Нюра остановилась. Она смотрела некоторое время на дымящиеся фрагменты, и только потом подумала, что в самолете могли быть люди. Она растерянно осмотрелась по сторонам. Солнце уже почти село и только последние, исчезающие сумерки напоминали о его существовании. И вдруг, слева от себя она увидела человека. Он сидел на земле, и, вращая головой, смотрел в небо. Нюра подошла к нему. Казалось, он ее не замечал. Наклонившись, она  четко увидела его лицо и даже, как показалось выражение его глаз, теперь обращенных на нее. Она несмело дотронулась до его плеча и почувствовала гладкую ткань военного комбинезона.

- Кто Вы? – тихо спросила Нюра.

- Где я? – вопросом на вопрос ответил молодой летчик.

- В тайге, – уже громче и уверенней сказала Нюра, немного удивленная такому вопросу.

- Вы сможете идти? – ласково спросила она.

Летчик кивнул. Она помогла ему встать на ноги. Он аккуратно положил свою руку ей на плечо, и они пошли в направлении деревни.
Один раз летчик споткнулся и она, пытаясь его удержать, на мгновение прижалась виском к его щеке. Он выпрямился, посмотрел ей в глаза и улыбнулся. Даже почти в полной темноте Нюра ясно и глубоко ощутила эту улыбку. И еще незнакомые раньше, нежные чувства заискрились в ее невинном сердце. И первый раз неотвратимый взгляд судьбы отразился в ее широко раскрытых больших глазах.           
Через девять месяцев Нюра родила мальчика. Мальчик родился богатырского веса, со здоровым румянцем на пухленьких щеках. Когда Егорушке исполнилось четыре года, Нюра взяла его с собой в тайгу, чтобы ребенок посмотрел на водопад быстрой, таежной реки, который был местной достопримечательностью. Для таежных жителей он имел такое же значение, как знаменитая Сена для парижан. Когда Егорушка опустил на воду принесенный с собой деревянный кораблик с высоким самодельным парусом, они услышали быстро нарастающий гул, и через несколько мгновений на низкой скорости промчался военный реактивный самолет. Егорушка очень оживился. Он подбежал к матери и, глядя в глаза, громко крикнул:

- Папа  полетел!

Нюра улыбнулась и погладила сына по поднятой высоко вверх головке.

- Мама, когда он прилетит к нам? – с надеждой в голосе спросил ребенок.

- Прилетит сынок. Скоро прилетит, – ответила Нюра и, повернув голову, вздохнула.

- Ты всегда говоришь, что скоро, а его все нет. Хоть бы раз посмотреть на него.

- Папа занят, сынок. Он новые самолеты испытывает.

- Я не хочу быть летчиком, – сказал Егор. - Я не хочу быть вечно занятым.

Ребенок погрустнел. И Нюра, пытаясь утешить, обняла его за плечи и сказала:

- Егорушка, мы в следующем году сами поедим к папе в гости, в большой город.

- И он возьмет меня на руки?

- Возьмет сынок, куда он денется.

Егор успокоился. Стал собирать камешки и бросать их в воду.

Нюра с чувством ревности смотрела на небо. В этом небе летал человек, который так был  нужен им с сыном. Но, видимо, небу он был нужен больше.